Do not watch

Объявление



НА ИГРЕ: МАЙ-ИЮНЬ 2019

Добро пожаловать на Do Not Watch frpg. Мы открылись и ждем новых игроков. Все полезные ссылки есть в объявлении. Внимательно ознакомьтесь с сюжетом и правилами. Пожалуйста, проходите.
К парку Вик подъехал ближе к вечеру, и какое-то время рассматривал непримечательную, вот совершенно обычную освещенную фонарями дорожку через забрызганное редкими каплями лобовое стекло своего джипа. Этой ночью по ней проходил убийца.
Человеческие руки в Мясном парке. Часть развешана по деревьям, часть сложена. Больше слухов
  • Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Do not watch » Одобренные резюме » Vic Mackay, 25


    Vic Mackay, 25

    Сообщений 1 страница 2 из 2

    1

    Vic Mackay
    Вик Маккей
    Нью-Лейк | 25
    социальный работник
    ориентация: би

    https://i.ibb.co/RChCzc5/maxresdefault.jpg

    ▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾
    ▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾
    важные сведения
    Кайлин Роджерс встретила Майкла Маккея, когда ей было пятнадцать. Пятнадцать - отличный возраст, чтобы влюбиться. Шестнадцать - откровенно фиговый, чтобы залететь. Его бабушка с дедом так и не поняли, как их серьезная, распланировавшая, казалось бы, на годы вперед свою жизнь дочь, готовящаяся поступать в университет, чтобы, следуя детской мечте, стать врачом, оказалась способна на подобную эскападу. Совершила такую глупость. Все разрушила. Не поняли и не приняли. Ни ее выбор оставить ребенка, ни восемнадцатилетнего парня, все еще жившего с отцом фактически в трущобах на окраине города, в чей дом она в итоге переехала. Они же не знали, что в обладавшем сомнительной славой и откровенно бандитской наружностью сыне стремительно стареющего алкоголика обнаружатся такие колоссальные запасы упертости и неожиданно зрелой ответственности. Что он будет работать по восемнадцать часов в сутки, пока Кайлин сидит дома не только с их внуком, но и с другими детьми, вкладывая то, что может, в тщательно и умело рассчитываемый, как когда-то все в ее жизни, семейный бюджет. Роджерсы не могли знать, что в итоге родители Вика поженятся, переедут в уютный красивый дом и будут счастливы. Что их дочери удастся выучиться на медсестру, и уж наверняка не могли предположить, что Майкл Маккей закончит академию и станет полицейским. Вик думает, что его ба с дедом были шокированы, однажды поняв, что фактически всю свою сознательную жизнь их внук рос в удивительно благополучной и крепкой семье. Думает, но точно не знает - он их никогда не видел, потому что стоило его матери покинуть их дом, они от нее отказались.
    Его родители справились, и Вик никогда не понимал, как им это удалось. "Мы просто встретились немного раньше. - улыбалась мама, проверяя на свет вымытую стеклянную чашку. Блики меняли ее профиль, память со временем изменила картинку - почти прозрачная бледность в искрящемся золоте слегка спутавшихся волос. Она ставила чашку на сушилку и возвращалась в тени. - Это хорошо." "Используй презервативы." - лаконично советовал отец и кидал единственный взгляд. Красноречивость отцовских взглядов всегда с лихвой компенсировала его немногословность. Можно было бы сказать, что это профессиональная мутация, но нет. Одними глазами вытащить из тебя душу и препарировать ее наживую, так надо не просто уметь, с этим надо родиться. На самом деле, взгляд отца вынуждал болтать других. Вик тоже что-то нес в ответ, у него когда-то была такая привычка - много трепаться, неконтролируемо облекая весь проносящийся поток мыслей в голове в слова, выдавать десяток фраз в ответ на одну. С годами он научился бухать перед ним каменную стену сдержанности, цементированную пристальной рефлексией. Ручейки просачиваются сквозь плотину, только когда он на нервах. Раньше болтливость помогала ему успокаиваться, увиливать от темы и маскировать то, что хотелось скрыть. В тот день - очевидный по горящим ушам подростковый стыд. В свои шестнадцать Вик все еще оставался девственником.
    У его разговорчивости были компаньоны. Гиперактивность плюс неуклюжесть, выливавшаяся в занятную способность находить пятый угол в комнате и ронять практически любую кинутую ему вещь. Панические атаки и темперамент, сознательная нелюбовь к проблемным ситуациям и вспыльчивость, неизменно помогающая их находить. И прорва мыслей, порой доходящая до ментизма. В голове Вика постоянно что-то щелкало, рождались и рушились теории, изобретались велосипеды и шумело многоканальное радио, мешая монотонный дикторский с волны логики и сомнительные гэги из угла иронии под смех мертвецов.
    Врожденная, вечная потребность мозга жрать и обрабатывать информацию, дабы не сожрать самого себя. Все это оказалось диагностируемо. Его рано посадили на аддерол. У Вика и сейчас полно таблеток в ящике стола, но теперь он глотает их, только когда конкретно начинает ехать крыша.
    Ее звали Розанна Аркетт. Вы даже, может, о ней слышали. Когда-то ее фото красовалось почти на каждом фонарном столбе города. Пропащая пропавшая девочка. Тогда общественность всколыхнулась, ведомая громкими воззваниями СМИ, и на две недели у многих семей появилась тема для разговоров за ужином под вечерний выпуск новостей. Потом интерес угас. Кого волнует судьба наркоманки с окраинных трущоб? Очень быстро о Розанне забыли все. Все, кроме Майкла Маккея. Возможно, дело было в том, что она была родом из тех же мест, что и он. Может, в том, что она была лишь на год старше Вика - ей было восемнадцать. Или просто у каждого копа однажды случается то самое дело. Которое не дает спать, постепенно крадет ночи, затем дни, в конце концов забирает себе все мысли. Так или иначе, это походило на маниакальную одержимость. На протяжении месяца отец возвращался домой ближе к ночи, садился на диван и утыкался в ноутбук, чтобы снова исчезнуть. Всегда раньше дожидавшаяся его, чтобы встретить, мать, в итоге сдалась, как-то по-женски понимая, что в этот раз ничего не может изменить. К моменту его возвращений она уже ложилась спать. Вик нет. Упрямость, как оказалось, семейная черта Маккеев. Он ставил рядом с ноутом неизменную яичницу с дурацкими сосисками и ждал, пока тарелку заметят. Иногда для этого ему приходилось пихать отцу в руку вилку. Майкл по-прежнему оставался немногословным. Он говорил "спасибо". Иногда, словно очнувшись на миг - "как дела в школе?". Но не слушал ответов, как бы смачно не изгалялся в своих фантазиях Вик, ожидая пресловутого, одного единственного взгляда. Ожидая зря - в те дни взгляд его отца был далеко за пределами их гостиной.
    Пока однажды он не вернулся раньше обычного какой-то непривычно радостный и возбужденный. Его глаза горели. Он смотрел прямо на сына и сжимал сильными пальцами его предплечья, поделившись как- будто впервые чем-то личным и сокровенным. "Кажется, нашел." Вика торкнуло. Ему передалось, электрическим импульсом сквозь пальцы - то самое настроение отца. Заразило. Так что слова не складывались ни во что осмысленное. Но вроде бы они много и без особой причины смеялись. И впервые за долгое время ужинали вместе всей семьей. Это был мать его отличный вечер. А на следующий день Майкл Маккей не вернулся. Вслед за Розанной Аркетт он пропал без вести.
    Знаете, как люди теряют цвет? Когда то самое, что делает их живыми, внезапно отбирают? Когда их улыбки, взгляды, голос начинают казаться записью видеопленки, продолжающей проигрываться, только потому что ее еще кто-то смотрит? Кайлин была сильной женщиной, и ради сына она продолжала вести обычную жизнь. Но она погасла. На долгое, долгое время. Он сам обтирал ступеньки полицейского участка, стал тенью, головной болью, занозой в заднице каждого копа, работавшего с его отцом. Прощелкал все ссылки в истории на отцовском ноутбуке, сделал огромный коллаж на стене в своей комнате, пытался идти по его следам.. Но ему было семнадцать, и каким бы умным его не считали некоторые учителя в школе, этого не хватило. Клятвенно обещая себе каждый день до чего-то докопаться, он так и не сумел ничего выяснить.
    Закончив старшие классы и не явившись на выпускной, Вик уехал из города, поступив в университет столицы штата.
    Когда-то в школе Вик хотел стать технарем. Его тащило со стереометрических задачек и многовариантности их решений, он верил в кибернетику и зачитывался соответствующими журналами. Все в жизни ломается. Он сменил несколько курсов, в последствии и парочку профессий, пока не понял, что его влечет туда, откуда для него все началось. Как итог - диплом по социальному праву и расплывчатому обществоведению. В итоге - он дипломированный специалист по психологической помощи неустойчивым слоям населения, проблемным семьям, опустившимся, но имеющим надежду общественным элементам. По факту - никакой диплом в этом никогда вам не поможет.
    Вик вернулся в Нью-Лейк два года назад. С безупречными рекомендациями, закованным в профессиональный равнодушный цинизм, обросший разнообразным опытом и знающий главное. Даже на дне можно встретить таких, как Розанна и Майкл. И ему все еще не наплевать на тех, кто того стоит. Настолько, что, если потребуется, он взломает ночью чужую квартиру и установит там камеры, чтобы доказать факт домашнего насилия. Но это, конечно, не для протокола.
    Видимо, это импринтинг. В его личном списке приоритетов семья и те, кого Вик в нее записывает, стоят на первом месте. Однажды кого-то приняв, он не кинет. В современном мире это крайне вредная черта характера, и потому Вик в настоящее время скупо расточает привязанность. У него немало приятелей, в разумной степени они могут друг другу помочь, но вряд ли кто-то из них заплачет на его похоронах. Вика это вполне устраивает, это удобные взаимоотношения. Если ты в буквальном смысле готов в лепешку расшибиться ради друзей, не стоит перебарщивать с их количеством. Иногда жертвенность ходит рука об руку с хорошо развитым инстинктом самосохранения.
    Сейчас Вик снимает квартиру всего в квартале от дома давно умершего от цирроза деда, регулярно отзванивается матери, курирует сменяющих друг друга подопечных и анестезирует куревом и выпивкой психическое напряжение. Под окнами внизу стоит старенький джип, по счастливой случайности еще ни разу никем не угнанный, и кухню периодически оглашает скрип колеса в клетке, где живет один из его самых эгоистичных, но честных друзей - большая крыса по имени Тори. Вик и Тори, два пальца вверх в победном знаке peace и насмешливый взгляд с кривой самоироничной улыбкой - дошло же?
    А за довольно пижонской одежкой в гардеробе на задней стенке висит новый коллаж, венчанный фотографией с косой надписью рядом. "Dad."

    ▾▾▾▾▾▾▾▾▾
    ▾▾▾▾▾▾▾▾▾
    дополнительно

    ник персонажа на dnw.net: not dead

    связь с Вами: скину в личку запросившему

    +4

    2

    Здравствуй, username.
    Добро пожаловать на DoNotWatch frpg.
    ▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾
    Ты официально принят в игру, поздравляем. Твои следующие шаги:
    1. Зарегистрируй никнейм для dnw.net
    2. От основного профиля пройдись по оргтемам:
    Личное звание   Занятые внешности   Занятые никнеймы dnw.net 
    3. ???????
    4. PROFIT
    Можешь вступать в игру.
    ▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾▾
    Если есть какие-то вопросы, отметься в гостевой или напиши в лс администратору (Шайен или Бену).

    Твоя персональная ассоциация от АМС

    http://sh.uploads.ru/1Fp9D.jpg

    +1


    Вы здесь » Do not watch » Одобренные резюме » Vic Mackay, 25