Do not watch

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Do not watch » флэшбеки » who is in control?


who is in control?

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

http://s8.uploads.ru/t/GgnM6.jpg

мне только снится, что я тебе верю.
мне только страшно, что я тебя знаю.
я все теряю и выгляжу неважно.
(с)

1. Полное название
who is in control?

2. Участники
Martine Dine, Vic Mackay.

3. Время и место действия
Месяц назад. Квартиры, клуб.

4. Суть
-Привет, я твой куратор.
Вик сотню раз говорил нечто подобное и натыкался на самых разных людей. Его опыт позволял ему думать, что он готов ко всему. Реальность любит сюрпризы.
Мартин, заклепавшись в рутину, ты, кажется, надеялся, что все уже в прошлом? Что до тебя уже никто не сможет добраться. Реальность любит иногда посмеяться.
Некоторые люди со временем умудряются забыть, как они встретились. Некоторые люди с порога сшибают в твоей голове дверь, оставляя охреневать контуженный мозг, и не дают ему восстановиться.
Эта история о том, как все началось.

Предыдущий эпизод.
начало.

Следующий эпизод.
впереди.

+3

2

У Вика был целый комплект вредных привычек, и в данный конкретный момент во главу списка он с чувством поставил спорт. Остановившись у дерева, Маккей оперся рукой о ствол, пытаясь восстановить дыхание. Идиотская идея отправиться на пробежку в это слякотное утро стукнулась ему в голову, когда он сидел на столе на своей кухне, наблюдая за тем, как Тори со всем своим крысиным упорством крутит колесо в клетке.
-Ты никуда не прибежишь, ты в курсе? - когда ему наконец надоело гадать, что может твориться в маленькой крысиной черепушке, побуждая питомца продолжать перебирать лапками в попытке сломать механизм, систему и его мозги, Вик слез со стола, туша окурок о дно пепельницы. - Клетка не поедет. У тебя ни шанса. Это ловушка.
Он кинул в сторону клетки весомый взгляд, но Тори его игнорировал. Он продолжал бежать. Возможно, он что-то знал. Возможно, он хотел перевернуть мир. Может быть, будь он немножко более супер-крысой, чем являлся, и умей говорить, он упрекнул бы хозяина в недостатке развлечений в своей крысиной жизни. Вику казалось, что маленький гаденыш просто над ним смеется. От клетки исходила волна превосходства.
Такая, что, вернувшись в комнату, Вик открыл шкаф, достал свою красную байку, и спустился вниз к своему джипу, чтобы доехать до окраинной лесополосы. На пробежку. Блестящая мысль, за которую он начал клясть себя уже спустя несколько минут. Кроссовки вязли в грязи, холодный воздух мешал дышать, перерыв с прошлого раза сказывался. Последнее крайне раздражало, включая природное Маккевское упрямство. Злость - хорошая мотивация. Поэтому загнав куда поглубже здравую мысль о том, что ему еще возвращаться обратно к машине, Вик стал бежать быстрее. До следующего дерева, до еще одного, и так, пока легкие буквально не запросились наружу, грозя разорвать грудную клетку.
В который раз вяло думая о том, что надо попытаться курить меньше, не бросить, нет, но, возможно, меньше, Вик сжал пальцами кору дерева, склоняя голову и сжимая губы, пытаясь дышать ровнее. Воздух холодил разгоряченную кожу.
Конечно, он не был настолько внушаем, и дело было не в Тори. Из-за этой хвостатой самодовольной мелочи он только поменял маршрут, вместо тренажерки приехав на кой- то черт туда, где не был уже несколько лет.
Каждый раз беря нового подопечного, Вик начинал заниматься. Своего рода традиция, рабочий ритуал. Спорт хорошо дисциплинировал мозги, помогал сбрасывать стресс и прочищал мысли. Таблетки давали почти тот же эффект, но творили ту еще херню с эмоциями. Вгоняли в анабиоз. Оставаться хорошим куратором, когда тебе пофиг, невозможно. Тем более не стоит ничего принимать, если твой подопечный наркоман.
Наркоман - это все, что он пока знал. В офисе на столе его ждала папка с новым делом.
Развернувшись и навалившись на шершавый ствол, давая себе небольшой отдых перед возвращением обратно, Вик поднял бездумный взгляд на переплетенные над головой голые ветки, зарешетившие небо. На миг они показались ему прутьями клетки.
Это ловушка.

Мартин Дайн.
Постукивая пальцами по крышке стакана с купленным кофе, Вик рассматривал страницу со сжатой информацией о своем новом клиенте. Рассматривал уже минут десять, хотя пролетел по всем строчкам взглядом, казалось, за считанные секунды. Здесь было, где зависнуть.
Дайн не был похож на его обычных подопечных. Обычно те, кто оказывался в его папках, имели предрасположенность туда попасть. Хреновая среда, проблемы в семье, паршивая наследственность, отсутствие постоянной работы, перечень правонарушений разной степени тяжести, отсидки - потенциальные наркоманы, люди имевшие другие зависимости, имевшие склонность к саморазрушению, имевшие, в конце концов, доступ. Большинство - слишком легкий, протяни только руку. Многие из них итак ходили по кривой дорожке до того, как окончательно упасть, прямо на его стол. И почти для всех из его клиентов наркотики случались далеко не в первый раз. С Дайном все было иначе. У него была абсолютно нормальная жизнь, семья - жена и ребенок. У него был почти идеальный послужной список.
Он был копом.
Мартин Дайн был гребанным копом.
Втянув носом воздух, Вик заставил себя медленно выдохнуть. Скулы заострились на его лице, когда он сжал зубы. Секунда, короткий штурм эмоции, и он дернул плечом, приказывая себе расслабиться. Он снова взглянул на прикрепленную к делу фотографию. Она явно была старой, сделанной еще до того, как в жизни этого мужчины все полетело к чертям. Взгляд у Дайна даже на ней был тяжелым.
Выглядел бывший коп и примерный семьянин сурово, смотрел прямо в объектив и меньше всего походил на наркомана. Серьезно, такого человека можно представить встречающим тебя в одну крайне неудачную ночь на темной аллее, но никак не трясущимся от ломки без очередной дозы.
-Сложный случай? - голос за спиной выловил Маккея из мыслей, заставляя сморгнуть и поднять голову. Роди - Родерик Грей - коллега в своем роде, психолог отдела, приятель и одна сплошная кудрявая нелепость, оперся руками на спинку его стула и, встретив его взгляд, подарил одну из своих вечных рассеянных улыбок. Как и любая из них, эта могла расплавить целую тонну шоколада. На первый, как, впрочем, и на второй, и на третий взгляд начисто лишенный агрессии, зато обладавший почти безграничным запасом терпения, Грей с точки зрения Вика не был нормальным человеком - он был ожившим плюшевым мишкой тедди. Как ни странно, это не мешало парню быть хорошим спецом.
-Неординарный. - ответил Маккей, с непонятной, какой-то личной досадой скидывай лист обратно в папку.
-Даже так? - Роди над его головой тихонько присвистнул. Чтобы заслужить подобный комментарий от  Вика, бравшегося без вопросов за любых отказников и последних отморозков, нужно было, наверное, родиться с рогами и копытами. Он обошел стул, становясь рядом, и с интересом заглянул в досье. - Красавчик.- отметил он через секунду - ок - очевидное, тоже взглянув на фото.
Вик наклонил голову к плечу, кидая на приятеля ставящий короткий и емкий диагноз взгляд, растянув губы в не менее красочно выражающий мысль кривой улыбке. И захлопнул папку.

К подопечным полагалось являться с дежурной улыбкой и в простой, не слишком привлекающей внимание одежде. Обычно тем, кто попадал в поле зрения социальных служб, и так хватало дерьма в жизни, а кислая рожа и чужие брендовые шмотки его никак не могли разбавить. Вик вспомнил об этом неподалеку от дома Дайна, когда, припарковав свой джип у какого-то вшивого магазинчика с заляпанной витриной, в котором одинаково легко могли продавать, как продукты, так и оружие, буквально только дверь захлопнув, ступил на тротуар и почти сразу отскочил обратно от проезжающий мимо тачки - окатившей его с ног до головы из разлившейся на дороге лужи. Замерев на пару секунд, он коснулся лица, стирая пальцами грязные капли, и резко обернулся вслед уезжающей машине, раздраженно вскинув в стороны руки.
-Серьезно?!
Матюгнувшись, Вик подошел к витрине, пытаясь разглядеть что-то в не мывшемся, наверное, с того года стекле и хоть как-то очиститься, но через некоторое время вынужден был признать, что ему проще целиком нырнуть в стиральную машинку. Узкие джинсы и футболка были украшены косыми росчерками брызг, как картина художника-авангардиста - одного из тех, кто взмахивает кистью напротив холста, а потом продает этот многозначительный шедевр внезапно нахлынувшей алчности за десятки тысяч баксов. Любимый бежевый тренч вопил о необходимости срочно отправиться в химчистку. Бледная рожа, плотно сжатые губы, сверкающие глаза - о, его лицо просто убивало дружелюбием. Сфоткать и на почетную доску в отделе. Но его он хотя бы отчистил.
Стараясь не касаться светлой ткани тренча еще грязными руками, Вик наклонился, протирая их в последний раз о джинсы на бедрах - один фиг, хуже уже не станет. Понимая, что больше ничего не сможет сделать, он развернулся и, не медля, направился к дому Мартина. Времени ехать переодеваться у него уже попросту не было. Оставалось надеяться, что Дайн окажется достаточно адекватным, и, возможно, сработает пресловутый человеческий фактор, и такая простая бытовая ситуация поможет им даже сблизиться. Вик почти убедил себя в этом, найдя нужный подъезд, а, добравшись до нужного этажа и остановившись напротив искомой квартиры, выкинул все из головы и был уже полностью собран. Профессионализм не позволял ему показывать какие-либо собственные эмоции, способные помешать налаживанию контакта. Привычка почти мгновенно брать себя в руки и следить за собственным поведением стала уже почти рефлексом.
И пока еще он Маккея не подводил.
Подняв руку, Вик вдавил кнопку звонка.

+2

3

Когда кажется, что все наладилось, что ты выплыл из этого болота, в которое сам себя загнал, что-то происходит, что-то, что показывает тебе твое место, лишний раз напоминая: за ошибку надо платить. Порой долго, упорно и кровью.
Так было с его пристрастием к наркотикам: каждый, каждый норовил напомнить о том, что он оступился. Сочувственно- злорадные взгляды вызывали у Мартина зубной скрежет и желание убивать, но он держал себя в руках, твердя, что все наладится, все встанет на свои места.
Но после очередного отказа в работе, мужчина приходил в свою квартиру, падал на диван и часами пялился в потолок, изучая сетку местных трещин.
И лишь упрямство стаскивало Мартина с этого чертового дивана, выгоняя на улицу продолжать поиски.
Бездельничать он не мог. Слишком большое количество свободного времени заставляло возвращаться раз за разом снова и снова к погибшему напарнику, и Дайн в бессильной ярости сжимал кулаки, порой начиная мутузить подушки.
Он понимал, что сойдёт с ума в этих четырех стенах, пытаясь решить головоломку гибели друга, поэтому убегал в прогулки. Но их не хватало. И Мартин как-то поймал себя на мысли, что наркотики реально глушили эфир гораздо лучше, чем все другие способы.
И тогда его начинало потряхивать,  и он сильнее вцеплялся в диван, утыкаясь в телик, глуша кофе и бессмысленно перещелкивая по каналам, слушая всякий бред. Этот круглосуточный трёп забивал эфир: не так, как наркотики, но тоже достаточно успешно.
Поэтому, когда его взяли работать охранником в клуб, Мартин был чуть ли не на седьмом небе от счастья.
И лишь потом на него навалилось осознание того, к чему приведет эта работа. И подушкам снова пришлось пострадать.
Мартин вообще заметил, что его настроение последнее время слишком нестабильное, и рьяно принялся исправлять это, тренируя в себе воспитанность и сдержанность.
Тренировки проходили с трудом, потому что некоторые посетители клуба вели себя так, словно они цари и боги. И мужчина порой срывался, доказывая им, что это не так, что изрядно портило настроение на следующий день.
Сегодняшний день как раз к такому и относился.
Мартин лёг спать где-то три часа назад перед тем как раздался звонок. Высокая, противная трель въедалась в мозг, действуя подобно дрели. Мужчина чертыхнулся, пытаясь скрыться от этой мелодии подушкой. Однако, она настойчиво продолжала вгрызаться в серое вещество, усугубляя и без того очередную волну кошмаров.
Пришлось вставать и идти открывать дверь. Перед Виком предстал взъерошенный мужчина, небритый, с красными глазами и в мятых пижамных штана.
- Серьезно?- произнёс, смотря изподлобья на стоящего перед ним паренька. Все внутри вопило, что надо взять этого нахала за шкирку и спустить с лестницы. Однако, коп внутри зудел по поводу того, что мальчишке итак досталось, судя по грязным следам. Но это не отменяло того, что его разбудил черти кто. Да, он прервал череду кошмаров, но... Но разбудил!
- Химчистка в другом доме. Порошка не одолжу, - сердито бросил и попытался закрыть дверь.

+2

4

Дверь ему не открывали.
Только что накинутый поверх запачканной одежды кокон полнейшей невозмутимости и спокойствия пошел рябью, и закуклившееся было раздражение дернулось внутри с новой силой, просто почуяв повод. Черт его знает, что с ним сегодня творилось. Накапали мелочи. Буквально мать их накапали - он стирал с лица грязь. Не хватало никотина. Телу хотелось залипнуть на часок-другой на диване - эффект утренней пробежки с непривычки. Ему хотелось переодеться. Хотелось принять душ и закинуться чем-то более калорийным, чем кофе из автомата, а не торчать в грязном подъезде в ожидании не понять где шлявшегося бывшего копа, умудрившегося потерять и семью, и работу, даже не попытавшись бороться ни за то, ни за другое. Какого спрашивается черта? У тебя же мать твою было все, что нужно.
Его отец бы никогда не сдался.
Мысль долбанула внезапно. Разлила трезвость, собрала похмелье в один удар и тяжело заехала по мозгам. Вик дернул головой, смаргивая. Пальцы взлетели вверх от кнопки звонка, которую он последнюю минуту продолжал вдавливать в обойму так, точно норовил навсегда оставить внутри. Он замер на секунду и облизал губы, а после провел по лицу ладонью, точно пытаясь подчистую стереть с него какое бы то ни было выражение.
Так. Стоп. Остановились.
Бессмысленно смотря на дверной косяк слишком затянувшееся мгновение, Маккей выпрямился. За последние годы он научился накидывать на свою эмоциональность строгач и держать ее у ноги, следить за ней и вовремя одергивать. И вот, оказывается, сегодня она рвалась наружу, а он даже не заметил. Капец не вовремя.
Помедлив, Вик аккуратно снова коснулся затертой кнопки и еще раз позвонил. Спокойно. Мартин Дайн не его отец. Он - клиент. Совсем другой человек, судя по всему, неплохой человек, у которого даже были нехилые причины, чтобы слететь с катушек. Который просто выбрал неправильный способ решения своих проблем, и уж точно не ему его судить за то, что это оказались таблетки. Он вообще здесь не для того, чтобы кого-либо осуждать. Он здесь, чтобы помочь.
Но, может, совсем неплохо, если этого Мартина сейчас не окажется до..
Моргнув, Вик поднял начисто лишенные всякой мысли глаза и уставился на того, кто резко распахнул ему дверь. Внимание и приветливость?.. Ну да. Он провалился.
Мартин Дайн вживе оказался совсем не таким, как Вик ожидал. Не то чтоб он ждал чего-то там конкретного или думал увидеть перед собой исхудавшего трясущегося торчка - таблетки не героин. Но все же, блин.
БЛИН.
Картинка была зачетной. Внушающей, то есть. Мартин Дайн внушал и внушал совсем не то, что положено испытывать куратору при виде своего клиента. Он подавлял. Откровенно, тотально и не давая шанса оклематься. Как-то сторонне Вик чувствовал, как все его инстинкты внутри подобрались и начали сигналить свое бей-беги, натурально, по-животному. Как будто перед ним сейчас стоял хищник. Хищник, под прицельным злым взглядом которого он был готов послушно сжаться в маленького зверька. А лучше и вовсе схлопнуться и исчезнуть, потому что именно этого от него явно хотели.
Какого сука хр..
Оцепенев, Вик очнулся лишь когда Мартин заговорил. И то не полностью - только брови вверх ползти начали, когда слова Дайна стали запоздало осознаваться. А тот уже закрывал дверь.
-Да пого..! - стремглав подставив ногу в сужающуюся щель, Вик тут же сморщился от во всех планах прочувствованной встречи с косяком. Аж дыхание сбилось с момента. Сжав губы, чтоб не матюгнуться и не заорать, он шумно втянул носом воздух и с силой ударил ладонью по двери снаружи. - Мартин Дайн? Открывай давай. Социальная служба. Я твой куратор.

+2

5

Всего лишь какие-то пару секунд и наступит блаженная тишина.
Мартину казалось, что он уже в ней, но наглый замарашка решительно поставил ногу, не давая закрыть дверь. Дайн сейчас был в таком состоянии, что с удовольствием бы сломал эту ногу, выпихнув парня из двери. Вот только прозвучавшие следом слова заставили его открыть дверь снова и с недоверием ещё раз оглядеть мальчишку ещё раз.
- Серьезно? Ты мой куратор? Ну-ну, - скептически хмыкнул, снова окидывая взглядом мальчишку: не смотря на грязь, видимо, какой-то лихач облил, одежда парня была добротной. Не элитной, конечно, но и не той, в которой обычно шляются попрошайки и наркоманы. Хотя было бы забавно, если бы к Мартину на порог заявился бы какой-нибудь богатенький Ричи. Тогда можно было бы с уверенностью объявить его сном и с чистой совестью спустить с лестницы. А что делать сейчас с этим так называемым куратором?
- Малыш, ты точно не ошибся дверью или должностью? Кто тебе вообще сказал, что мне нужен куратор?
Последний вопрос вопрос прозвучал уже с угрозой. Яростно сверкнувший взгляд намекал Вику, чтобы тот осознал всю глупость своего поступка и свалил, давая честным людям отдохнуть.
Мысленно Дайн считал до десяти, подавляя желание схватить парня за грудки и вынести на улицу. И он уже примирился как это сделать, но тут Вика спасла соседка по лестничной клетке. Эта зловредная бабка выглянула из двери, окинула обоих орлиным взглядом и снова скрылась. Мартин чертыхнулся: эта старая ведьма лишила его возможности разборок. Вот что процентов сидит же сейчас и ждёт, когда можно будет вызвать копов.
Мужчина вздохнул и втянул парня в квартиру, закрывая дверь на ключ.
- Ладно, куратор, пока сидишь здесь и не мешаешь. Потом пишешь в своём отчете, что мне никто не нужен и больше не появляешься.
Положил ключ в карман домашних брюк и потопал обратно в комнату, досыпать.
Вика он совершенно не боялся, так же как и не переживал, что тот что-то украдет. Этаж и отсутствие пожарной лестницы отрезали путь через окно, ключ от двери был в его кармане, так что пусть мальчишка посидит немного в заперти, осознает, что не стоит приходить в дом к незнакомым людям с глупостями.

Отредактировано Martin Dine (2019-05-12 13:06:12)

+2

6

Мартин дернул дверь обратно за секунду до гипса - который, судя по ощущениям, Вику обязательно бы наложили, если б смогли отскрести его ногу от дверного косяка. Дернул обратно, и Маккей навалился на дверную раму, тяжко выдыхая и произнося губами беззвучное "ау". Какие уж тут условности. Он бы с удовольствием познакомил с Дайном того, кто писал им скрипт-памятку для общения с клиентами. Познакомил бы и мстительно любовался последствиями. Боль Маккея добрым не делала.
Сделав еще пару медитативных вздохов, Вик оттолкнулся от стеночки и, как смог, безэмоционально и ровно посмотрел на Мартина, встречаясь с ним глазами. Зеленоглазый, сволочь. Взгляд Дайна его, впрочем, тут же отпустил, съехав вниз по его фигуре и грязным шмоткам. Тело автоматически напряглось, ощущая это насмешливое сканирование, но на этот раз за напряжением в Вике всколыхнулась здоровая злость. Мужчина оглядывал его, как студент меда сотую препарируемую им лягушку - лениво думая, где сделать первый надрез.
Да хрен тебе, а не скальпель.
Он не успел подумать.
-Серьезно? Ты был копом?
Уголок его губ съехал вверх, и Вик поднял бровь, окинув в свою очередь Дайна глазами. Взвешивая и оставляя гадать о выводах. Плавающая ирония в его взгляде, на них намекающая, впрочем, куда-то уплыла окончательно, когда этот взгляд съехал на торс Мартина и слегка залип на рельефном прессе.
Черте че..
Уже во второй раз Маккей подумал о том, что на наркомана Дайн походил меньше всего. Они не следят за собой, а этого мужика даже с его щетиной можно было пихать на обложку журнала. Он бы купил.
Вик закрыл и поднял глаза, и тут же почти пожалел обо всем, что сказал и подумал. Мартин злился, так, что, казалось того и гляди отпустит дверную ручку и в следующую секунду сожмет руки на его шее. У Вика возникло ощущение, что тот сам не понимает, что его сдерживает.
Он автоматически отстранился, убрал ногу из проема, отступая обратно. Нет, он не собирался уходить. Но при всей своей долбанутости и упрямстве, суицидником Вик не был. Обколотые дозой адреналина мысли рванули в голове со сверхъестественной скоростью, он моментально собрался.
-Государство. Ты живешь в крайне толерантной стране, в которой людям готовы давать второй шанс, ты в курсе? - он поднял руки ладонями вперед в общепринятом выражающем мирные намерения жесте. Карие глаза внимательно следили за Дайном. - Твой участок направил предписание тебя проверить. Если ты эту проверку пройдешь, получишь возможность со временем вернуться к своей должности. Так что давай, выдохни, а я так и быть проигнорирую твое "малыш". Начнем с начала. Меня зовут Вик Маккей, и я - твой второй шанс.
Повернув ладонь, Вик твердо протянул Мартину руку. Дальше как-то все произошло слишком быстро. Краем уха он уловил, что на лестничной клетке открывается другая дверь, Дайн хмуро посмотрел в ту сторону, что-то процедил, а потом внезапно схватил его за протянутую руку и рванул внутрь своей квартиры.
И захлопнул за ними дверь, закрывая ее на ключ.
-..Чистенько у тебя тут. - после непродолжительного зависа, Вик провел рукой по волосам, оглядываясь и решив вести себя, как ни в чем не бывало. Хотя сейчас он уже откровенно не помнил, что такого ему не понравилось в подъезде - хороший подъезд, тихий, спокойный, у него такой же почти - внутренне Маккей заключил, что если будет реагировать на каждую выходку и фразу Мартина, то попросту крышей поедет. На это ни у кого нервов не хватит. Он обернулся вслед направившемуся в комнату только что иносказательно пославшему его Дайну, и повысил голос, пока его спина еще не исчезла. - Это хорошо. Я тебе плюс ставлю!..
Мужчина его проигнорировал. Странно, что и этой дверью не хлопнул. Вик выдохнул, и, сжав зубы, начал стягивать с себя тренч. Повесив его аккуратно на спинку стула, он еще раз более вдумчиво осмотрелся. В квартире взаправду царил не то, чтобы идеальный, но все же порядок. Значит, Дайн следил не только за собой. Организованность действительно была плюсом. Те, кто продолжал употреблять, обычно запускали и себя, и свой дом вплоть до полного непотребства. Но даже если Дайн бросил наркотики, с контролем у него явно были большие проблемы. Конечно, возможно, мужчина по жизни был таким душкой, но наличие у него в прошлом семьи и отсутствие серьезных предупреждений на работе намекали на то, что во всяком случае раньше Мартин умел держать себя в руках. Агрессия от подопечных не была для Вика в новинку. Каждый второй пробовал его поддеть, вывести из себя, и как-то самоутвердиться за его счет. Вот только Маккей в ответ еще раньше никогда не язвил. Он проштрафился и не понимал почему. Точнее, ему не хотелось признавать то, насколько сильным оказалось на него влияние Дайна.
Вик списал это на неподготовку и пообещал себе, что это больше не повториться.
Оглядев комнату, он, подумав, направился не к той двери, куда ушел Мартин, а дальше в квартиру. Мысль о том, что он не может по всей видимости выйти из нее, пока Дайн не отдаст ему ключ, Маккей отложил в дальний ящик, решив разбираться с проблемами по ходу их поступления. Для начала он хотел просто умыться.
Найдя ванную, Вик врубил кран и подставил ладони под струю воды, очищая не оттертые до конца грязные следы, и пару раз сполоснул лицо. Полотенца он не нашел и, вывернув наизнанку свою футболку, утерся, как мог, относительно чистой тканью, а потом убил минут пять, пытаясь хоть как-то очистить влажными пальцами кроссовки. Левая нога по-прежнему ныла.
Чтоб тебя, Мартин.
Еще раз сполоснув руки, Вик заглушил воду и, стряхивая пальцы, вышел из в ванной, направившись к своему подопечному. Отерев руки о бедра, он шагнул в комнату и остановился на какое-то время в дверях, вкуривая зрелище. Мартин лежал на кровати. Он лег спать. Проехавшись по губам во рту языком, Вик склонил голову вниз и дернул бровями. Так.. Ладно.
Маккей прошел внутрь и, взяв за спинку стул, поднес его к кровати, садясь рядом. Опустил локти на колени и почесал пальцем кончик носа, подбирая слова и стараясь говорить спокойно.
-Давай так. Ты мне сейчас расскажешь, как обычно проходит твой день, и мы вместе решим, как удобнее тебе будет отчитываться и когда мне лучше приезжать. Потому что я совсем не учел, что ты работаешь в ночную и спишь походу до вечера. Моя ошибка. Извини. Потом я задам тебе несколько простых вопросов и уеду. Ок? - Вик чуть нахмурился, не получая сразу ответа. Он спит что ли? - Эй..
Протянув руку, Вик осторожно коснулся предплечья Мартина, чтобы слегка его встряхнуть.

+1

7

- Ключевое слово "был", и передай государству, что я больше не намерен вариться дальше в том дерьме, что представляет из себя полиция.
Процедил, не смотря на Вика. Если его игнорить, то может он исчезнет. Мартин чувствовал, как на него после бессонных ночей начинает нападать сюрность происходящего.
- Чистенько у тебя тут...- продолжал зудеть этот нахальный кареглазый, чумазый паренёк. Интересно, где таких делают?
Ещё бы не было чистенько: бардак для Мартина во время ломки стал живым существом, который поднимался черной массой, желая подавить, сделать своей частью. Он зудел так же, как этот паренёк, поэтому Дайн боролся с ним. И лишь когда стало полегче, то позволил оставлять лёгкий бардак, вносящий нотку хаоса в его жизнь.
Паренёк ушёл вглубь квартиры, и Мартин выдохнул. Он не особо трепетно относился к личному пространству, тем более съемной квартиры. Единственное место, куда он не пускал - спальня, а так, пусть шляется.
Рухнув на кровать, Мартин обнял подушку, прикрывая глаза. Странно, но наличие в квартире живого существа  расслабляло.
Только мужчина задремал, как этот наглый мальчишка снова решил вторгнуться в его пространство.
Короткое прикосновение заставляет взвиться пружиной. Рвануть за руку на себя, утаскивая к себе на кровать.
Стул падает на пол, слишком ударяя по голове.
Вика подминают под себя, чтобы нависнуть над ним, хмуря смотря.
- Ты можешь сидеть тихо? Мне нечего тебе сказать по поводу графика, ибо согласие на кураторство пока ещё не дано. А теперь,
помолчи, пожалуйста. Твой голос действует на нервы.

С этими словами Мартин лёг рядом с Виком, накрывая его рот ладонью.
- Тихо.
Закрыл глаза, пытаясь снова уснуть. Чужое тепло действовало успокаивающе. По крайней мере на него не стали сразу набрасываться картины смерти напарника.

+1

8

Твою мать.
Вик даже не понял, как все произошло. Упустил момент. Не предположил. Да ему в жизни в голову бы не пришло, что кто-то может так среагировать. Это ненормально.
Именно эта мысль неоновой строчкой на повторе гоняла в его голове, когда он лежал на кровати, упирая руки в грудь Мартина и смотря на него ошалевшими глазами. Сотни других мыслей вспышками взрывали за ней мозг, но слова застряли в горле. Ему хотелось сказать, что у Мартина нет выбора. Хотелось подтвердить - да, он может сменить куратора, если Маккей его не устраивает. Так делали, в большинстве случаев, когда хотели видеть куратора другого пола – по разным причинам. Вот только об этом Вик сто процентов Мартину не скажет и никак, ничем не намекнет. Он ни одну девушку из отдела не направит к этому поехавшему. Вику хотелось заорать - ты что, псих?! Но он не смог.
Дайн сказал - заткнись. Его глаза говорили - заткнись. Его глаза пугали до усрачки. И Вик просто молча на него таращился.
Чувствуя, как колотиться внутри сердце, расшибаясь о грудную клетку с каждым паническим толчком. Чувствуя, как напряжено собственное тело, ощущая на себе тяжесть чужого. Понимая в эту секунду с убийственной ясностью, насколько Мартин сильнее него, и что, если он не захочет его отпустить, у него попросту не получится выбраться.
Дайн отвалился, зажимая его рот ладонью, и Вик зажмурился, сглатывая. Ему было нечем дышать.
Сотню лет у него не было приступов. Он почти думал, что больше и не будет.
Втянув судорожно, но почти беззвучно носом воздух, он, как можно медленнее постарался выдохнуть. Дайн лежал рядом и, кажется, снова проваливался в сон. Вик понятия не имел, сколько прошло времени, когда он наконец поднял руку, деревянными пальцами берясь за чужое запястье, отворачивая голову и отодвигаясь. Садясь и сразу поднимаясь с кровати, убираясь к черту из комнаты.
Его колотило. Дойдя до окна, Вик распахнул створки, тяжело наваливаясь на подоконник, сжимая пальцами пластик и заглатывая холодный воздух. Раскрыв глаза, он всмотрелся в улицу внизу. Асфальт влажно блестел, утягивая взгляд своей чернотой. Мысль о том, чтобы попробовать вылезти не казалась Маккею такой уж идиотской. Пока альтернативой маячило возвращение в комнату к Дайну сейчас все казалось лучшим вариантом.
Очнувшись, он отодвинулся от окна и похлопал лихорадочно себя по карманам, с трудом вытащил из кармана узких джинс и открыл пачку. Пальцы тряслись, и сигареты рассыпались по подоконнику, несколько штук упали на пол. Он опустился на корточки, подбирая их,  и там же и остался, не контролируя себя, привалился к стенке, закуривая.
-Пиздец..
Это все. Правда. Ничего другого больше в голову не шло. Маккею казалось, что если сейчас Мартин покажется в дверях, у него случится инсульт. В мать их двадцать пять.
Три сигареты спустя, он задумчиво смотрел перед собой, массируя пальцами висок. Напряжение начинало отпускать, и мозги включились, став разбирать произошедшее. Выходило нечто дикое. Выходило, что по факту Дайн ничего на самом деле не сделал, просто донес наконец свою мысль. Да, способ он выбрал катастрофически неправильный, так совершенно точно нельзя - и ему придется это как-то Мартину еще донести. Потому что с таким поведением влиться в нормальное общество тому никогда не светит.
А он, похоже, все еще собирался ему в этом помочь.
Вот как. Вот как..
Потушив очередной окурок о крышку пачки, Вик бездумно еще какое-то время смотрел перед собой. А потом шмыгнул носом, как-то разом поднялся, закрыл окно. И пошел на кухню.
Думать можно и что-то делая. А раз уж он здесь застрял и, по всей видимости, пока не собирался уходить, лучше проклинать собственный идиотизм на сытый желудок. К тому же, если Дайн так зверел с недосыпа, имело смысл встретить его тарелкой чего-то съестного. Авось подобреет.
Почти первобытное налаживание контакта. Усмехнувшись блекло своим мыслям, Маккей принялся исследовать содержимое чужого холодильника и полок. Постепенно он приходил в норму. В голове начал оформляться план будущих действий.
К моменту появления Мартина, Вик уже доедал свою порцию жареной картошки. Подняв глаза на подопечного, он задержал на нем взгляд, облизывая вилку.
-Выспался? Садись, ешь. – спокойно сказал ему Маккей.

+1

9

Реальность принимала его к себе обратно в несколько этапов. Находясь на грани между сном и явью, Мартин вспомнил, что рядом был кто-то теплый, прогнавший кошмары. Он даже ощупал кровать рядом с собой, пытаясь найти это теплое тело.
Вторым осознанным моментом стало воспоминание, что к нему пришёл кто-то из кураторов. А уж то, как он поступил с ним, заставило мужчину окончательно проснуться.
- Твою мать...- хрипло проговорил, запуская пальцы в волосы и  прикидывая, куда можно спрятать труп, ну или как скоро за ним снова приедут. Дайн был уверен, что  такое обращение вряд ли хоть один куратор простит.
Но думы думами, а на контакт идти надо было. Да и выпустить заодно бедолагу. Вспомнив, как выглядел мальчишка в момент прихода, Мартин вздохнул: он бы после такого даже разговаривать не стал. Что-то он опять мямлит.
А с кухни вкусно пахнет... Удивительно.
Мужчина вышел на кухню, так будто ничего до этого не произошло, открыл холодильник, достал пачку молока и сел вместе с ней на стул, выпивая ее чуть ли не в два глотка.
- Чтож, первая встреча оказалась не очень удачной. Прошу прощения. Думаю, что пойму назначение более строго куратора...- быстрый взгляд на парня: И кто посылает таких вот к бывшим наркоманам? Его же переломить чуть ли не щелчком можно?- но хотелось бы вначале попробовать познакомиться заново. Мартин Дайн. - взял руку Вика и пожал её, при этом искренне улыбнулся. Да, Вик казался ему хрупким, но вёл он себя вполне достойно. Вряд ли бы кто-нибудь ещё встретил своего можно сказать пленителя хоть чем-нибудь.
- Кофе будешь? , - встал, достал кофе и турку и принялся священнодействовать, продолжая разговор, - Спасибо за еду, и за то, что помог уснуть. Надо почаще приглашать тебя в гости в кровать. Что же касается графика, о котором ты говорил до того досадного инцидента, то не могу сказать ничего путного. Мой напарник часто уходит в загул. Так что, если захочешь придти в гости, то лучше звони .
Оторвался от кофе, беря с холодильника визитку, на которой были только имя и телефон, и протянул её Вику.
Кофе был готов, после чего Мартин налил его в чашку и сел за стол, утаскивая руками пару ломтиков картошки.
Странно, но было приятно вот так сидеть с кем-то, можно даже в полной тишине. Мартин за время лечения отвык от этого.  Да и после больницы таких моментов не было: жена сразу дала понять, что про совместное проживание можно забыть, с коллегами встречаться не хотелось. Единственный, с кем можно было такое проделать, покоился на кладбище...
Мартин почувствовал, как его снова накрывает и стиснул зубы, вцепляясь в спинку стула.
Он не верил в смерть Дэвида, хотя все говорило о ней. Ему казалось, что те картинки, которые он помнил, были нелепыми кусочками фильма. И тяжело было принять их реальность.
Теперь Дэвид был мертв, а Мартин был наркоманом.
А ещё сейчас перед ним сидел мальчишка с такими же глазами, как у Дэвида, и Дайн уже успел показать себя не с самой лучшей стороны.
- Ну так что, мистер Маккейн, берётесь ли Вы за меня?- весело спросил, отпивая кофе и утаскивая ещё картошки.

+1

10

-А с чего ты взял, что я добрый? Увижу, что за таблетками полезешь - пальцы переломаю. - встретив последовавший за его словами взгляд Дайна, Вик невозмутимо поднял брови. - Потом вправлю обратно. И да, извинения приняты.
Мартин смотрел не слишком доверчиво, и Макей позволил себе улыбку. Протер костяшкой губы и наклонился через стол, пожимая протянутую руку. Да, он был слабее Дайна, но хлюпиком не был. И если Мартин не дурак, то не будет его недооценивать. А дураком он не казался. Не всегда справлявшимся с расшатанной травмой и наркотиками психикой - да, но не конченным идиотом. И то, что, успокоившись, он стал вести себя вполне адекватно, только укрепило Маккея в мысли, что он сделал правильный выбор, не попытавшись свалить отсюда сразу же после того, что произошло в спальне. Он пришел не вовремя и попался под горячую руку, но мозги у Мартина, не смотря на то, что Вик готов был утверждать обратное еще часом раньше, не двинулись. Психом он не стал, и этого было достаточно. С клиникой Вик не связывался - на это были врачи. С остальным он был готов справиться. Это была его работа.
Рукопожатие вышло крепким, и, опускаясь обратно на стул, Маккей поздравил себя с этим успехом. Легкое напряжение отпускало плечи - все же подсознательно он чего-то ждал. Оставалось надеяться, что инстинкты еще не начали прописывать новую программу реакций на этого человека. Если он начнет шарахаться бесконтрольно от Дайна, тот никогда не поверит, что он сможет ему помочь. А семена доверия нужно было заронить обязательно. В потенциале Дайн должен начать ему открываться, в идеале - рассчитывать на него. Вик и не грезил, что это будет просто, он уже понял, что Мартин сложный случай. Возможно, самый сложный за его практику. И усложнять его еще больше, совершая ошибки, он не собирался. Даже если это означало, что Вику придется следить за собой не меньше, чем за самим Дайном.
Мартину шла улыбка. Настолько, что Вик сморгнул. Контраст с тем человеком, который открыл ему дверь был разительный. В этом мрачном мужике, оказывается, крылась бездна обаяния. Если на секунду представить, что он был именно таким до того, как все произошло..
Мда.
-Улыбайся чаще. - сразу озвучил он свои мысли, берясь снова за вилку. - Людям нравится находится рядом с теми, кого они находят привлекательным, а тебе улыбка очень идет. Ты же сегодня идешь на работу? Улыбнись там кому-нибудь трижды. Считай заданием от куратора. И я готов убить за кофе. - добавил, честно признавшись и смотря, как Дайн отходит к плите.
Он взял турку, и Маккей, дожевывая картошку, был готов признать в данную конкретную секунду Мартина почти идеальным. Если бы периодически тот не слетал с катушек. Сам Вик мог испортить даже самые дорогущие зерна, поэтому люди, способные сварить из них что-то обладающее не только запахом, но и нормальным вкусом, вызывали у него пусть и необоснованную, но самую искреннюю симпатию.
Атмосфера была до странного мирной, и собственные ощущения анализировать не хотелось, вот только поддаться им Вик позволить себе не мог. Качели, на которые сажал его настроение Мартин, Маккея сильно напрягали, если не сказать - вызывали опаску. Сперва Дайн почти довел его до приступа, а теперь сам же и убаюкивал, просто ведя себя по-человечески. Вик не привык так реагировать на людей. Конечно, если не находить в подопечном ничего, что бы тебе нравилось, нормальным куратором стать ему невозможно. Вот только обычно Вик это хорошее скорее сознавал в своей голове, с Дайном же чувства рождались сами по себе. Он словно чем-то заражал воздух, а Вик травился просто потому, что дышал в его присутствии.
В очередной раз он сделал себе зарубку быть внимательнее, куда внимательнее, чем итак всегда был на своей работе.
Выслушав Дайна, Вик взял протянутую визитку, коротко глянул на лаконичные, выровненные по центру строчки с именем и номером, и достал из кармана свой телефон, внося Мартина в адресную книгу. В его досье номер был указан другой, по всей видимости старый и давно смененный. Маккей это понял еще в офисе, когда, пробуя дозвониться до Дайна, слышал в трубке только ответ автоинформатора. Сколько же Дайн лежал на полке? Пометок в его досье о других кураторах не было, но, возможно кто-то просто не хотел портить себе личное дело новым отказником.
Положив визитку на стол, он отправил Мартину вызов и поднял на него спокойные глаза. Если тот планировал его смутить или спровоцировать, говоря про кровать, то останется разочарован. Маккею и прямые предложения делали, не то, что намеки. Угрожали ему, впрочем, тоже не раз, но факта это не отменяло. С тем контингентом, с которым ему приходилось по работе общаться, Вик привык отфильтровывать большую часть того, что ему говорили и обещали.
-Все, что потребуется. Записывай мой номер и звони, когда буду нужен. Сам понимаешь, снотворное тебе нельзя. Так что, если не сможешь заснуть, лучше действительно набирай меня. Что-нибудь придумаем. Я серьезно, Мартин. - дождавшись, пока садившийся напротив Дайн наконец взглянет на него, Вик удержал его взгляд, пока не убедился, что тот слушает и воспринимает. - Если почувствуешь, что тянет на таблетки - звони. Хандра нападет - звони. Я здесь не для того, чтобы у тебя над душой стоять и отслеживать, не закидываешься ли ты, когда в туалет ходишь. Я здесь для того, чтобы помочь тебе не сорваться.
Высказавшись, Вик отложил телефон и поднялся из-за стола, чтобы налить себе тоже кофе. Пах тот офигенски, и, наполнив чашку и на месте осторожно делая первый глоток, Маккей убедился, что и на вкус тот ничуть не хуже. Божественный просто. То, что надо. Выдав выражающее наивысшую оценку короткое "мм!", он поднял к потолку наполненный признаниями взгляд и обернулся, чтобы похвалить Мартиновские таланты.
Взгляд зацепился за сжимающие спинку стула пальцы и, мгновенно изменившись, перекинулся на лицо Дайна, сканируя его выражение. Что-то было не так, но задавать вопросы пока было слишком рано. Вик смолчал. Делая вид, что ничего не заметил, он остался стоять, привалившись задницей к кухонной стойке и отпивая кофе.
Надо отдать ему должное, Мартин справился с собой за секунды. Встретив его взгляд с простым вежливым интересом, Вик на мгновение замер. Осторожно приопуская чашку, он опустил и глаза, потирая пальцем переносицу. Нет, он не собирался ломаться и делать театральную паузу, просто ему нужно было время, чтобы несколько подавить улыбку, так и рвущуюся на губы. Сделать ее вполне обычной, чтобы взглянуть снова.
Вопрос подразумевал согласие самого Дайна на кураторство. Это была его первая маленькая, но имеющая большое значение победа.
-Маккей. - поправил он, роняя руку и улыбаясь Мартину. - Можно просто Вик. Уже взялся, и, если ты согласен, продолжу. И, раз уж мы заговорили об этом.. я у тебя первый? Куратор. - добавил он, едва заметно сморщив нос, пока Дайн не развеселился еще больше.

Отредактировано Vic Mackay (2019-05-14 20:25:00)

+1

11

- С пальцами принято. Попадаться не буду, - ему нравилось подразнивать этого паренька. Конечно, он не похож на бывшего напарника, ну разве только глаза, однако, Мартину хотелось вести себя с куратором так, будто они друзья. Людям ведь нужны друзья, можно даже и виртуальные.
Конечно, куратор - не тот человек, с которым стоит заводить прям таки душевную дружбу, но это не мешает же завести хотя бы приятельские отношения. Наверняка Вик предполагает, что Мартин будет открывать ему душу, но Дайн прекрасно умеет играть. И вряд ли когда-нибудь расскажет парню про все то, что пережил.
Задание про улыбку вызвала удивленный взгляд и поднятую бровь.
- Улыбнуться? Шутишь? Я ж клиентов до инфаркта доведу. Они же решат, что совершили что-то незаконное. Лучше я сейчас отстреляюсь.
Улыбнулся, а потом нахмурился, снова улыбка, и снова хмурое лицо, и наконец последняя, третья...
Мартин вспомнил о дочке, и улыбка вышла теплой. Дайн хотел снова нахмуриться, но глядя на Вика, восторженно пьющего его кофе, не смог проделать это действие, улыбаясь ещё шире и начиная смеяться.
- Не правильный вы куратор, Маккей. Соцслужба таких точно не предоставляет. Это задание, готовность ответить на звонок в любое время дня и ночи...
Подошёл и легко щёлкнул парня по носу.
- Не давай никогда таких обещаний. Конечно, оно не явное, но ведь могут прицепиться к словам
Насмешливо посмотрел на то, как парень набирает его телефон. Из коридора раздалась бодрая трель марша матодоров.
Сходил за телефоном и забил номер Вика в память, подписав "Заноза". Уже с первых минут встречи, Дайн понимал, что не избавиться от этого парня, и теперь удивлённо осознавал, что и не хочет избавляться.
А ещё не хочется, чтобы видел его слабость, поэтому и справился с приступом быстро.
Над вопросом про первого несколько секунд подумал: стоит ли смещать акценты, и решил, что не стоит. Не та степень доверия, а превращать это в подтрунивание... Глупо.
- Нет, не первый куратор. - честно признался, вспоминая того одутловатого мужчину, которого ему представил лечащий врач. Приступ тошноты подкатил сразу, поэтому тряхнул головой.
- Но с предыдущим не сошлись характерами, - стандартная фраза, за которой можно скрыть многое. Эта тема тоже никогда не пойдёт под обсуждение

+1

12

Да, Вик обещал себе контролировать свои реакции и вести себя исключительно профессионально, но, увидев, как Мартин начинает играть мимикой, в наглую сжульничав на данном вообще-то всерьез ему задании, не выдержал и расхохотался. Видеть, как хмурая мина, сделавшая бы честь любому серийнику, сменяется комичной фальшивой улыбкой.. в общем, это надо было видеть.
-Чувааак.. В плане - мне нравится не обязательно.. черт! - от смеха чашка в руках дрогнула, и горячий кофе плеснул на пальцы. Едва не выронив ее, Маккей тот час поморщился, явно приложив усилие, чтобы удержать, отставил и взмахнул кистью. Вот ведь. Дайн был травмоопасен в любой своей ипостаси. Глянув быстро на свою руку, Вик прижал обоженные пальцы к губам, закусив крайний и поднял еще светящиеся из-за отголосков смеха глаза.
Мартин Дайн исчез. Серьезно, кто бы не стоял сейчас перед Маккеем, его подопечного он напоминал лишь отчасти. Рассеянный из-за улыбки взгляд был слишком мягким, обескураживающее добрым. Смягчил все черты. И сама улыбка у него была другой, настоящей и почти ласковой. Вик почувствовал себя странно. Словно какой-то тугой узел в груди, о котором он даже не подозревал, начал распутываться, и внутри заворочалось что-то пока слабое, но живое, теплое. Он внезапно понял, что чертовски хочет узнать, о чем Мартин сейчас думает. Если есть что-то, способное превратить агрессивного типа из спальни, один взгляд которого мог размазать по стенке, в того, кого он видел сейчас, он должен был это знать. За такого человека Маккей боролся бы без раздумий.
Мартин поднял глаза, и Вик автоматически опустил свои, понимая, что засмотрелся. Раздался смех. И на этот раз походу Дайн смеялся над ним. Еще закусывая свой палец, Маккей вскинул осуждающий взгляд и подзавис, потому что тот сразу уткнулся в чужие ключицы, шею, губы, ок, - привет, Мартин - Вик слегка удивленно посмотрел в его глаза и зажмурился, получив щелчок по носу.
Так.
Помедлив, Вик приоткрыл рот, но ничего не сказал - протер губы обожженной рукой. Собрался. Вот значит как. Простым по сути жестом, Дайн умудрился очень хорошо заявить о своем к нему отношении. Всерьез Маккея здесь явно не принимали. Ну ничего.
Будут.
-Я сказал только то, что имел в виду. - подняв наконец глаза, он взглянул на Мартина уже без намека на улыбку. Утвердил. Впечатление, впрочем, смазалось, когда Вик отвел взгляд и добавил, пробормотав как можно будничней. - Ты бы оделся что ли..
Быть убедительным, задирая голову, чтобы не смотреть на полуголого мужика, плевавшего на личное пространство, видать, с тех пор, как вылез из пеленок, оказалось не так уж просто. Хотя что-то Маккею подсказывало, что у него еще будет шанс потренироваться. Вздохнув, он опустил плечи, смотря уже во второй раз на голую спину ушедшего за телефоном Мартина, и закатил коротко глаза, разворачиваясь и снова беря свой кофе.
Он действительно говорил всерьез. На своей работе ему чего только не приходилось делать. Он торчал рядом с плюющимся пеной от передоза очередным не справившемся наркошей, трясясь в ожидании скорой, выслушивал бесконечные душевные излияния отца, колотящего по пьяни свою жену и сына, выплачивал из своего кармана долги диллерам. Звонок посреди ночи Маккея не убьет. Злоупотреблять своим временем Мартину давать он не собирался, но до обозначения границ, Дайну похоже еще просто надо было донести мысль, что Вик действительно в его распоряжении. Если он будет нужен - он будет рядом. Только как это загнать в голову Мартину, который по всей видимости уверен, что ему никто не нужен вообще?
Вик еще размышлял над этой задачкой, когда Дайн вернулся. Судя по тону, которым он отозвался о своем прошлом кураторе, воспоминания эти тот бы с удовольствием расчленил прежде, чем захоронить. Вик лишь чуть кивнул и медленно сделал новый глоток, стараясь не сжимать чашку слишком сильно.
Он разозлился. Те, кто отказывался от назначенных подопечных, вообще у Маккея в почете не были, хотя он и готов был признать, что у некоторых на то были причины. Но одно дело, когда кто-то не чувствовал в себе сил справиться с конкретным случаем и передавал его другому куратору еще на стадии изучения, и совсем другое, когда приходил, общался, а потом умывал руки. Такие ситуации Вика реально бесили. Обещать помощь людям, некоторые из которых и так просвета в своей жизни не видят, а потом их бросать, даже не думая, что на чужой психике такой поступок может сказаться необратимым образом - это не просто было непрофессионально. Таких людей самих хотелось окунуть в то дерьмо, от которого они брезгливо отворачивались. И надавить сверху на голову.
Допив кофе, Маккей положил чашку в раковину.
-Ладно, мой номер у тебя есть. Тебе же на работу? Собирайся, отложим остальные вопросы пока. Я бы с тобой поехал, но мне нужно завернуть домой и переодеться. - пройдя мимо Дайна, Вик снял со стула свой тренч и, накидывая его, обернулся. - Я заеду к тебе тогда через часок где-то после начала смены, посмотрю, что да как. - судя по взгляду, каким смотрел на него Мартин, тот меньше всего ожидал, что Вик припрется к нему еще и в клуб. Маккей хмыкнул, одергивая воротник. - Не волнуйся, палить контору без необходимости не буду. Просто осмотрюсь.
Вик действительно предпочел бы поехать с Мартином. Упускать только налаженный контакт не хотелось. Но в таком виде он этого сделать не мог, а в то, что у Дайна в шкафу найдутся подходящие ему шмотки, верилось с трудом.

+1

13

Стоило Вику обжечься, как Мартин встал, достал из морозилки компресс со льдом и подал его парню, садясь на место с таким видом, словно ничего не произошло.
Он забавный. Такой серьезный, но при этом осталась мальчишечья насмешливость. Хотелось бы узнать, во что это выльется.
Этого мальчишку было бы интересно поизучать. Мартину нравилось наблюдать за людьми, пытаясь по их виду понять чем они занимаются и как живут. Нет, он не мнил себя Шерлоком, но периодически давал ход дедуктивным умозаключениям. Они часто играли с Дэвидом и Алекс в придумывание рассказов про проходящих мимо людей.
Сейчас же наблюдения были за Виком, и Мартин успел заметить взгляд, которым парень наградил его во время воспоминаний о дочери (видимо, действительно надо чаще улыбаться), и уж конечно не остался без внимания поспешно отведенный взгляд и попытка будничного тона при отсчитывание за голый торс. А вот это интересно
Сделал пометку себе на память, обещая протестировать как-нибудь на Вике обнаженность ещё раз.
И даже то, что Маккей сжал кружку при его ответе про прошлого куратора, не поколебало это желание.
Да, это можно было считать местью. Вот только после того куратора Мартин ещё больше уверился, что лучше вытаскивать себя в одиночку. И какие бы демоны по ночам не приходили, как бы не хотелось разбить голову об стену, он будет справляться сам. Конечно, мальчик может приходить, его интересно будет дразнить и с ним как-то спокойней, но звать Дайн его не будет. Это точно.
- Чтож, раз всерьез, то посмотрим как-нибудь. А одеться? Зачем?..
Не голый же совсем. 
Но потом все же послушно пошел в спальню, возвращаясь уже в футболке, как раз к тому моменту, когда Вик решил, что пора закругляться, потому что Мартину пора на работу.
Тот удивлённо посмотрел на парня и вздохнул.
- Мне на работу сегодня несколько позднее. Мероприятие начнется позже. Плюс мне по делу надо и в магазин.
Ну вот, он уже и отсчитывается, а ведь бунтовать хотел, не подпускать к себе. И злясь на самого себя, Мартин одаривает Вика очень красноречивым взглядом. Тоже мне, опекун. Хотя, он же не скажет, по какому делу. В том, что он будет сидеть рядом со школой, в которой его дочь занимается танцами, чтобы увидеть её хотя бы издали, Мартин ни за что не признается.
Может быть потом, если они с Виком сойдутся, он попросит его стать поручителем, и тогда Дайн сможет с дочерью встретиться.
Тряхнул снова головой, рассеянно запуская пальцы в волосы: нет, пока об этом рано мечтать, лучше вернуться назад и продолжить разговор.
- А у мен знают кто я и что, так что никакого палева. Хотя могу выдать за молодого любовника...
- Что же ты творишь?.. Вот как после таких слов за тебя поручаться?
- Это была шутка, не бери в голову, до встречи часа через четыре, - дружески хлопнул по плечу,  провожая до двери и отпирая её.
- До встречи.

В клуб Мартин приехал в растрёпанных чувствах: дочери сегодня не было занятиях. Дайн теперь сидел, рисуя страшные картины в голове.
Про приход Вика он забыл, а уж про задание с улыбками тем более. Так что на посетителей смотрели гораздо хмурнее, чем обычно.

Отредактировано Martin Dine (2019-05-16 17:11:02)

+1

14

Вик хлопнул дверью машины и облокотился на руль, не торопясь заводить двигатель. Пальцы задумчиво перебрали по обметке, взгляд с отстраненным интересом какое-то время изучал разводы на лобовом стекле. Спустя минуту Маккей наклонился и включил дворники, упав на обтянутую черной кожей спинку водительского кресла. С нажимом протерев пальцами веки, он коротко вздохнул и глянул в зеркало заднего вида. Карие глаза охреневшими не выглядели, но делились своими впечатлениями очень внятно даже без переводчика. Судя по всему, чтобы переварить Дайна, ему понадобятся таблетки.
Мартиновское предложение выдать его за любовника застало Маккея врасплох, не дав прокомментировать фразу о том, что его начальство в целом в курсе положения дел Дайна. А ведь это было хорошо, и это стоило отметить - вслух. Надо было сообщить Мартину, что ему придется побеседовать и с его работодателем, и с парой сторонних людей из его окружения. Что-то Вику подсказывало, что в этом вопросе лучше быть с ним открытым, объяснить сразу, а не дать обнаружить постфактум.
Но мысль сбилась. Мартин сказал - это шутка. Вик ответил: "Ага. Спасибо за компресс. Хороший кофе."
И вышел за дверь.
То, что Мартин вообще может сказать нечто подобное оказалось слишком неожиданным. Может, потому, что у него раньше была жена и вообще-то был ребенок. Ни это, ни само предложение, конечно, об ориентации Дайна ни черта не говорили, но картинка в сознании Вика уж слишком ощутимо пошла рябью. Как-то он совсем не думал, что в эту, казалось, до кончиков волос натуральную голову вообще может завернуть подобная идея. А теперь сидел и вспоминал, что, где и как делал, куда смотрел и что говорил, анализировал и готов был приложиться башкой об руль. Она заслужила, ей думать надо было.
С каждым подопечным, конечно, отношения строились индивидуально, но с такой индивидуальности он манал. С Мартином сразу все пошло не по сценарию, с ним итак было сложно. Если к прочему допустить еще шутейки подобного толка, ему проще сдаться сразу, признав полный разгром. Дайн его в жизнь как куратора не воспримет.
Воспоминания о взгляде, которым Мартин его наградил, расписав без задней мысли свои планы, а после походу подумав, на его шансы итак прямо намекали.
Нет, заворачивать на корню.
Врубив зажигание, Вик отъехал от странного магазинчика, прибавляя резко скорость, чтобы задавить в лобовую лезущую из дурацких темных углов любопытную мысль о том, как бы Мартин свое предложение реализовывал.

Все-таки в первую очередь, приехав в клуб, Маккей направился к служебным помещениям, чтобы поговорить с непосредственным начальством Дайна. За время поездки к себе и потом к "Кракену" он успел перетасовать в голове мысли и решить, что все же это момент рабочий и достаточно очевидный - и не станет для Мартина такой уж шокирующей неожиданностью. Да и все было лучше провернуть без его присутствия. Маккей вполне реалистично прикидывал себе реакцию Дайна, сидящего в кабинете с двумя людьми, обсуждающими его поведение, ошибки и собственно судьбу, на которую оба имели власть повлиять. Такое никому приятно не будет, что уж говорить о Мартине, который, почти как пес, кажется скалился при малейшем намеке какого-либо на себя воздействия, не разобравшись не то что в том, насколько благие у этого воздействия намерения, но и просто в том, нравится оно ему или нет. На уровне инстинктов.
Разговор занял больше времени, чем он рассчитывал, и оставил после себя не только новые, неожиданно подгрузившие голову мысли, но и ворох ненужных ощущений, большую часть из которых хотелось где-нибудь по-быстрому с себя смыть. Во-первых, Вик почти сразу пожалел о тех брендовых шмотках, которые, даже не думая, вытащил из своего шкафа, чтобы переодеться как ни странно как раз во что-то не выделяющееся. Сперва его почти завернули с порога фразой "клуб открывается позже", и это вызвало у него только улыбку - он зашел и закрыл дверь. Вику было не привыкать к тому, что с первого взгляда его недооценивали. Но когда спустя первые минуты насмешливых взглядов мужчина за столом все еще продолжал его рассматривать так, что самому Маккею начало казаться, что белая майка его слишком в облипку, и дизайнер перестарался с количеством не таких уж многочисленных на деле разрезов на джинсах, ему пришлось реально сделать усилие, чтобы задавить в себе импульс запахнуть свой пиджак с укороченными рукавами, на котором даже чертовых пуговиц не было. Он все равно сорвался, спросив слишком резко:
-Что, не выгляжу как куратор?
-Да нет.. хорошо выглядите.
Да, во-вторых, Вик записал Дайну сотню лишних очков - с самоконтролем у него все было куда лучше, чем казалось. Чтобы терпеть в начальниках этого самодовольного, плевавшего на границы, властолюбивого кретина нужно было иметь массу терпения. Или отчаянно цепляться за работу. Маккей сжимал зубы и продолжал улыбаться, даже поблагодарил. Создавать проблемы Дайну он не собирался, хотя и при его привычке сдерживать настоящие эмоции, руки у него чесались так откровенно, что Вик в итоге накрыл и обнял кулак ладонью и так и просидел до конца разговора - во избежание.
Разговор затянулся не только потому, что начальнику Дайна очевидно доставляло удовольствие слушать свой голос и демонстрировать свое положение, и всю нужную информацию из него приходилось тянуть клещами, но и потому, что, узнав о причастности Вика к госструктуре, тот начал откровенно юлить. Вику пришлось немало извернуться, убеждая его в том, что все, что его интересует - это благополучие и трезвость Мартина и ничего кроме. Он даже затравил пару баек о своей работе, из тех, что не вошли ни в один отчет. Только тогда мужчина несколько расслабился и начал говорить что-то полезное. Мартин никаких проблем не создавал и на работе под веществами не появлялся. Но гением было быть не обязательно, чтобы прочесть несказанное между строк.
Дурь под крышей клуба явно толкали, и наверняка это было еще не самым криминальным из того, что здесь творилось. Вика, впрочем, как ни странно сейчас это не волновало, как и факт, что полицейских рейдов здесь не проводят еженощно. Он думал о другом. "Кракен" был в принципе хреновым местом для бывшего наркомана. Это было в-третьих, и Вик, выходя в гремевший уже музыкой зал клуба не понимал, как это не пришло ему в голову раньше. А еще он представления не имел, как эту мысль подать Дайну, который явно держался за свою работу.
Голова гудела, и бьющий по ушам бит здесь был не причем. Плюнув на свое решение сегодня не пить, Маккей свернул, ныряя на танцпол и лавируя среди народа по направлению к барной стойке. Его даже кто-то почти поймал, утягивая танцевать, но он вскинул руки, показывая, что не заинтересован и ловко вывернулся, огибая какого-то подпрыгивающего на месте и трясущего не в такт дредастой головой худосочного парня и тем самым полностью теряясь из виду. Людей здесь было дофига.
Поймав внимание бармэна, Вик заказал и опрокинул в себя шот, наваливаясь локтями на стойку и пытаясь раскидать по полкам нагнетающийся в голове хаос, когда его руку мягко накрыли чужие пальцы.
-Пить в одиночку нехорошо. - сперва Вик оценил кислотный маникюр, потом повернул голову и поднял глаза. Глубокое декольте, влажно-красные губы, которые тот час улыбнулись ему, задерживая на лишнее мгновение взгляд. - Может быть, чем-нибудь угостишь?..
Вику потребовалось пара секунд, чтобы понять, что наклонившаяся под хорошо выбранным ракурсом к нему шатенка с ним флиртует. Он даже сам удивился своему идиотизму. Это надо ж так заклиниться. Отведя взгляд от девушки, он наклонил пустую рюмку, размышляя над тем, что ему нужно куда больше алкоголя, чтобы застрявший в его мозгах Мартин куда-нибудь уже уплыл. Но это позже, конечно. Его еще сегодня надо было найти.
-Могу. Но компании не составлю, извини. - почесав рассеянным жестом бровь, Маккей сощурился с короткой улыбкой, говорящей все то же "нет", и почти снова полез за бумажником, собираясь спросить у девушки, чего она хочет, но его перебили. Ладонью за плечо дернув резко назад и разворачивая, так что пришлось схватиться за стойку, чтобы не слететь со стула.
Вик, чувствуя конкретную претензию к этому дню, поднял на стоящего почти вплотную бритого амбала взгляд, в котором лишь условно за раздражением читался вопрос. Судя по плывущим глазам его вряд ли поняли, но ответ он получил.
-Ты. Пялился. На мою. Девушку.
Приехали.
-Нет. - нет? нет. Вик одернул на себе пиджак и с некоторым усилием смахнул с себя чужую руку. - Вот серьезно, парень, не начинай. Я сюда вообще к мужику пришел.
Пока тот покачивался в пьяном ступоре, переваривая эту информацию, Маккей, не упуская шанс, отступил в сторону, чтобы свалить отсюда от греха подальше. Надежда потешила его и со смехом схлопнулась. Тычок вышел ощутимым и, налетев на стойку боком, Вик сморщился, прикусив губу. Прежде, чем он соориентировался, его рванули за ворот и дернули на себя, куда-то потащив.
-Ой, Джонни, не надо!..
Да уж, Джонни, шел бы ты мирно нахрен. Со своей подружкой. Скользя кроссовком по отполированному полу, Вик попытался вывернуться.
Да что за день сегодня такой?!

+1

15

Стоило Мартину приехать, как ему уже шутливо рассказали, что им интересовался один мажор.
- Он точно куратор? А то с таким наоборот, залетишь куда-нибудь.
Или заразишься.

Дайн лишь оскалился в ответ, показывая, что ему не смешно, а сам мысленно пообещал отвинтить кое-кому голову. Да, Вик предупредил его, что приедет, но поступил по-своему. И теперь ему придется ещё долго выслушивать шуточки по поводу ориентации и куратора.
Во что же ты вырядился, Маккей? - думал мужчина, шагая по коридору к боссу.  Начальство после посещения куратора хотело поговорить с Мартином.  И Дайн сжимал кулаки: сегодняшний день явно решил выбить его из коллеи и заставить сорваться. Знакомство с куратором, сорвавшаяся встреча с дочерью, шутки коллег, да ещё и разговор с начальством. Может обвинить во всем Вика?
- Вы хотели меня видеть? зашёл, хлопнув дверью так, что та чуть не сорвалась с петель. Босс хмыкнул, вызвав кривую усмешку у Дайна. Он ненавидел этого лощенного типа, но на данный момент он был единственным, кто его принял на работу. А работа была нужна: она помогала держаться за этот мир и выплачивать алименты на дочь.
- Дайн, я вижу ты попал в надёжные руки, номерок потом дашь,
вдруг мне тоже потребуется спасатель

- Вот сами бы у него и попросили.  Я ещё для чего-то нужен?
- Смотри, чтобы он не узнал о некоторых вещах, которые здесь происходят. - наклонился вперёд, внимательно смотря на Мартина, тот ответил таким же серьезным взглядом, даже угрожающим.
Начальник хмыкнул и откинулся в кресло, складывая руки на груди.
- Я предупредил, Дайн. Если этот мальчишка сунеи нос чуть дальше, чем ему следует, он получит. И ты тоже.
Мартин хотел ответить, но тут в кабинет заглянули.
- Дайн, там твоему куратору нужна помощь, а то останешься без опеки такого зайчика
Дайн развернулся и молча вышел, чувствительно задев гонца плечом.

- Джонни, твоя девушка готова ждать тебя из больницы?
Встал перед волочащим Вика парнем, буравя того взглядом. Как же его бессили эти налакавшиеся псевдоальфа самцы, начинающие пушить хвост и тестестеронить.
- Отодвинься.
- Отпусти его, иначе в следующий раз не пройдешь фейс-контроль вместе со своей девушкой
Девушка принялась возмущаться, но наткнувшись на взгляд Мартина, замолкла, а вот её парня несло.
- Да кто ты такой! Да ты знаешь, кто я!
Мартин вздохнул и легонько ткнул сложенными пальцами под рёбра Джонни, тот отпустил Вика, согнулся и стал хватать воздух ртом.
- Клуб "Кракен" приносит свои извинения и напоминает, что на территории клуба запрещены драки. Охрана имеет право их пресекать любым способом. В качестве извинения, в следующий раз коктейль за наш счёт - чётко и вежливо проговорил, подхватывая одной рукой Джонни, второй Вика и ведя их к выходу. Девушка ковыляла за ними. Вика по пути Мартин втолкнул в каморку, где он переодевался.
Выпроводив скандалиста, Дайн вернулся к Вику, закрывая за собой дверь и смотря на парня сердито.
- Ты решил усложнить мне жизнь? Получилось.
Окинул взглядом наряд Маккея, отмечая, что в таком виде он реально напоминает мажора и этакого мальчика из экскорта. Или это Дайн отстал от моды?

+1

16

Нога еще болела, Вик это понял сразу, как только уперся ею посильнее, пытаясь оттолкнуться от пола и рвануть из чужих рук - прищемленную утром ступню дернуло от боли, она прокатилась по лодыжке, и та заныла, заставив Маккея охнуть и матюгнуться от неожиданности и такой подставы. Вот только травм новых в копилку ему не хватало, чтоб напоминали о себе в плохую погоду. Итак по глупости нахватал подростком и позже, когда самодуром тренировался без подготовки и правок тренера. Самонадеянность не окупалось, он это только с годами понял. И внушал подопечным - помощь принимать не зазорно. Хотя, по правде, сам эту установку частенько игнорировал.
Тем не менее, когда тащивший его Джонни внезапно тормознул, отчего Маккей чуть не полетел на пол, повиснув на собственном пиджаке и сразу хватаясь за державшую его руку, собираясь что-нибудь с ней сделать, когда сумеет подняться, а после сквозь гром музыки до него долетел знакомый голос, Вик облегченно выдохнул, прикрывая на секунду глаза и отсылая благодарности. Без особого адресата, так, в ноосферу.
Кто бы мог подумать, что он обрадуется Дайну.
Не то чтоб Вик действительно чувствовал какую-либо угрозу в происходящем, он был как раз уверен, что прекрасно со всем справится, даже если не сейчас, когда его волокли сквозь танцпол, заставляя спотыкаться о чужие ноги и налетать на танцующих людей, то позже, когда Джонни наконец соизволит остановиться. Конечно, тот был гораздо больше и удивительно силен для той степени опьянения, которая читалась в его перебухавших глазах, но все же - был пьян, а Маккей был быстрее, умнее и не умел сдаваться. Сориентировался бы. Но пиджаку к тому моменту наверняка пришли бы кранты. Вик итак кожей чуял, что воротник уже трещит. Ему его было жалко, и дело было не в стоимости, хотя кажется, на этот пиджак ушла целая зарплата.
Напряженно прислушиваясь к происходящему разговору, Вик все же рывком сумел встать нормально на ноги и почти тут же почувствовал свободу. Его отпустили, а Джонни согнулся.
Прям так и разом?
Маккей даже слегка удивился, вздернув брови, а внутри замаячила вообще не профессиональная досада. Да, он понимал, что Мартин не слабак, уже прочувствовал это на своей шкуре. Но чтоб заставить такого амбала согнуться пополам от одного тычка?..
Вот же хрень.
Да Вик Дайну походу натурально капец каким дохляком кажется. Еще и проволокли за шкиряк пол зала. Просветление оставляло осадок. Осадок, давивший к земле и вынуждающий чувствовать себя школьником при разборке двух взрослых мужиков. Да черта с два вот. Маккей тряхнул головой, прогоняя идиотские ощущения и собрался вставить свои пять центов, но прикусил язык. Буквально - его дернули прежде и потащили куда-то снова до того, как он успел высказаться. Ну окей. Быстро сориентировавшись, что Мартин по всей видимости не желает говорить при свидетелях, Вик замолчал, и только губы сжал, оказавшись в какой-то комнате, куда его по пути толкнули.
Чтобы не мешался. - услужливо подсказало подсознание, и Маккей все же скривился, после оборачиваясь и осматриваясь. Судя по шкафчикам, здесь была раздевалка. Интересно, который из них принадлежал Дайну?
Мысль далеко унестись не успела, слыша, как за спиной вскоре открылась дверь, Вик обернулся, снова открывая рот, на этот раз чтобы поблагодарить Дайна и сказать честно, что это было круто, ну, в смысле профессионально - и опять оказываясь перебитым.
Захлопнув рот, Вик непонимающе уставился на прожигающего его глазами подопечного. Так, стоп. Он что, злится?
Да с чего на этот раз блин?
-Послушай, Мартин, честно - он сам. Я не причем. - вскинув руки, Вик убеждающе глянул на Дайна и чуть приподнял брови - ну правда, давай уже, верь мне. Он же не идиот, в конце концов! Не стал бы разводить шумиху и вляпываться в проблемы в клубе, где его подопечный работает. Мартин должен был понимать это. Но то ли не понимал, то ли думал вообще о другом. И под его изучающим взглядом Вику стало слегка не по себе. Руки как-то сами, повинуясь точно тому же, что и в кабинете у начальника Дайна, порыву, запахнули пиджак, и Маккей невольно отступил на шаг. - Да целый я. Спасибо за заботу.
Проборматалось, губы дернулись в нервной улыбке, а сердце начало стучать сильнее. Вик приказал себе успокоиться, но под конец дня самоконтроль ему явно отказывал.

+1

17

Продолжал сурово смотреть, но стоило Вику начать неловко запахивать пиджак и отступать, благодаря за то, что Мартин якобы справился о его самочувствии,  как мужчина не выдержал и вздохнул, теряя всю суровость.
Он подошёл к парню и положил руку ему на плечо
- Прости, не стоило на тебя наезжать. Точно ничего не болит?
Дождавшись ответа, он прошёл к своему шкафчику и распахнул дверь так, что Вик мог увидеть фото светловолосой женщины с девочкой. Обе смеялись чему-то.
Мартин вытащил небольшую сумочку, а из нее тюбик с мазью.
- Я тут подумал, что у тебя, наверное, нога болит после знакомства с моей дверью. Видел, как ты ее подвернул, когда этот тип потащил тебя. Раззувайся и снимай носки.
После того, как он увидел свое отражение в расширенных зрачках Вика, он понял, что нельзя все таки так давить на парня. Тот вон старается ему помочь (ну а то, что пока больше неприятностей, так это первый блин комом, с кем не бывает), так что следует хотя бы как-то поблагодарить. Ну и лучше это сделать - оказав помощь.
- Ну и спасибо, что зашёл. Не верил, что придёшь. Единственная просьба - не появляйся здесь больше пока. Шеф не шибко любит служащих. Даже если они в прикиде завсегдатого этого места
Взгляд Дайна снова скользнул по фигуре Маккея, отмечая, что парнишка неплохо скроен и даже спортивно. Интересно, как он выглядит без одежды?- эта мысль так поразила и оказалось такой неожиданной, что Мартин покраснел, опуская взгляд, а потом решительно подошёл к своему шкафчику и взял бутылку воды со льдом, делая несколько глотков. Проклятая мысль сбежала, оставляя его с вопросом оказания помощи.

+1

18

Мартин шагнул к нему, и Вик отступил еще, не успев уловить перемены в его настроении. В какой-то момент он вообще перестал что-либо улавливать, ему просто была нужна дистанция. Свободное пространство, для мыслей, для вдоха. Подсознание кольнуло, схохмило нервно, изобретая автоматически новый термин - эффект Дайна. Такое состояние, знаете, когда мозги выдают с десяток мыслей за пару секунд, но ты не способен их анализировать - тебе хочется драпать. Ты бы и драпал, но по какой-то причине нарываешься еще больше. Тебе скалятся, а ты советуешь сходить к стоматологу. Ты рекомендуешь своего, обещаешь записать на прием и даже пойти вместе - подержать за ручку. Ты абсолютно не понимаешь, что уже несешь, но просто не можешь заткнуться. Эффект Мартина мать его Дайна.
У Маккея были все симптомы.
-Ты кстати хорошо справился. Я говорил, нет? Это было круто, приятель. Я аж засмотрелся. Не то чтобы я много видел - не тот ракурс, сам понимаешь - но все равно, было зачетно. Сказал и уложил, на месте прямо. Я такое только в киношке видел. Ты точно больше копом быть не хочешь? В форме ты наверняка бы внушал. В смысле, ты и без нее внушаешь. - почувствовав лопатками дверцы шкафчиков, Вик тормознул и моментально поправился, смотря широко распахнутыми глазами на бескомпромиссно приближающегося, как айсберг к Титанику, Мартина. - То есть так, как есть. В этой.. футболке. Да, я молчу. - втянув глубоко носом воздух, Маккей действительно замолчал, отлепляя взгляд от дурацкой футболки и переводя его куда-то мимо Дайна - и едва не зажмурился, почувствовав тяжелую ладонь на своем плече. Сердце колотилось так, точно его самого кто-то пихнул большой рукой в клетку, заставив нарезать бесконечные круги в старом скрипящем колесе. Выдох получился долгим, глаза дернулись, поднявшись на Мартина.
Тот не издевался и не шутил. Он извинился, и Вик наконец-то выдохнул. Губы выдали улыбку, он поднял брови и покачал головой.
-Нет, ничего. Все отлично. Спасибо.
Хорошо поговорили - читалось на его лице.
В голове звенела пустота. О, он обязательно обзовет себя идиотом, когда будет способен прочувствовать это в полной мере. Сейчас он просто нафиг ощущал колоссальное облегчение. Силы кончились. С него за сегодня хватило.
Вик хотел курить, выпить, да, он хотел основательно надраться и свалить отсюда ко всем чертям. А потом он уже будет думать, клясть себя за ошибки и пытаться понять, какого черта этот человек на него так влияет. В плане, помимо очевидных причин, потому что кроме того, что Дайн был силен, опасен, агрессивен и непредсказуем точно должно было быть что-то еще.
Иначе ему просто пора менять работу.
Мартин отошел, и Вик отлепился от шкафчиков, быстро проводя ладонью по лицу, шагая уже по направлению к двери, обмысливая, как прощаться, чтобы на этот раз уложиться в одно предложение, когда Дайн заставил его снова замереть на месте своей новой фразой. Вроде предложил, а вопроса по факту тонкий слух Маккея не уловил.
Ну уж нет.
Вик уже собирался вежливо отстреляться от неожиданно заботливого предложения, почему-то прозвучавшего почти как приказ, но Дайн повернулся.
-Ок. - ноги сами подогнулись, и он сел на лавку, начав стягивать с себя кроссовок.
Одного взгляда блин хватило. Вик, нервно стаскивая и кидая рядом на пол носок, уговаривал себя тем, что такие порывы и шаги навстречу надо поощрять, но в итоге сам же себя и послал. Дело было в другом, и он прекрасно это понимал.
Да какого же хрена с ним творится?
Пропуская мимо внимания чужой взгляд, Маккей облокотился на свои колени, сосредоточенно делая вдохи и выдохи, пытаясь хоть немного прочистить мозги. Немного - удалось. Вик поднял глаза, исподлобья глядя на то, как Мартин, стоя у раскрытого шкафчика, пьет из бутылки, держа в руке какой-то тюбик. Мысли в голову полезли одна дебильнее другой, и он быстро их задвинул, переводя взгляд на сам шкафчик и пытаясь разглядеть что-то из его содержимого. Не то что Маккей рассчитывал увидеть прямо пакет с травой поверх сложенной сменки, так, просто любопытствовал. Взгляд задержался на фотографии.
Внезапно это помогло больше всего остального. Нервное напряжение, может, и не сошло волшебным образом на нет, но его перекрыло. Привычка думать - монета с двумя сторонами. Она может подстегнуть панику, но может и увести мысли другой тропой, отвлекая. Важен фокус.
Похоже, Мартин скучал по семье. Из-за поведения Дайна раньше, из-за того, что в его досье не были упомянуты попытки вернуться к жене и ребенку, Вик как-то исключил мысли о том, что тот может держаться за надежду восстановить прежние отношения. И вот, как оказалось, он держал фото здесь, где видел его каждый день. Глупая ошибка, судить так сразу.
Вик не помнил упоминаний в деле ни о каких судебных запретах и вообще особых подробностей на эту тему, и сейчас думал о том, что ему обязательно нужно узнать все досконально.
Желательно, самому, а не спрашивая сразу Мартина в лоб. Маккей понимал, что это не самая простая тема, чтобы штурмовать ее с наскока. С Дайном так вообще, возможно, опасная.
-Твой шеф вообще мудак. - вздохнул Вик, рассеянно потирая пальцами лодыжку, и криво хмыкнул, выпрямившись. - Уж извини за прямоту. Успел составить впечатление. Но я понял - нарываться не буду. - какая-то мысль проскользнула в голову, и Вик чуть нахмурился, упуская момент, когда Дайн закрыл шкафчик, подходя снова к нему. - Стой, так ты из-за этого..? - прервавшись, Маккей сморгнул, смотря на материализовавшегося перед собой Мартина. С тюбиком в руке и вполне на вид решительного. Все прочее как-то из головы выпало, Вик чуть дернул плечами, ощущая вновь подкатывающий почему-то сейчас нервак. - Слушай, да не надо. Она не очень-то и болит. Правда.

+1

19

Чутье. Порой оно срабатывает слишком поздно, вызывая прозрение  и панику на тему как жить дальше с полученным знанием.
Вот и сейчас, слушая голос Вика, смотря на него, Мартин вдруг понимает, что парень, кажется, неуютно себя чувствует рядом с ним. Внезапно так? И с чего бы это?
- Ну вот, он сбежит и все. И опять будешь один на один с кошмарами.
И самое обидное, что он не знает, что предпринять, чтобы расположить к себе: быть дружелюбным? Постоянно это не получается, не того характера он человек. Остаётся лишь мысленно вздыхать, да пытаться как-то наладить контакт. Куда исчез тот Мартин, который был душой компании? Побывав в шкуре наркомана и пропащего человека, Дайн понял, что лучше не иметь компании. Иначе будет мучительно больно терять.
Но, кажется, он опять подвис в своих мыслях, а рядом ведь человек, у которого из-за него сбивается дыхание. Раньше, это бы польстило, сейчас раздражает, так же, как и то, что Вик отводит взгляд. Вот вроде бы днём обо всём договорились... И теперь....
Опускается перед Маккеем на колено, берет его ногу и растирает, прежде чем намазать мазью, а затем споро и туго забинтовать.
- Вот, в носок должна влезть. По поводу босса... Да, он мудак, но в этом городе не очень жалуют не до конца исправившихся наркоманов. И я пойму, если ты исчезнешь, - криво усмехается, поднимаясь с колена и возвращая мазь и бинт в шкафчик.
- Чего-нибудь хочешь за счёт заведения и в качестве извинения?
Только придется посидеть пока ещё здесь. 

Мартин не то, чтобы не доверял Вику, просто ему было бы спокойней, если никто не узнает про то, что парень ещё не ушёл.
Но, увы, у судьбы другие планы: в раздевалку вошли бармен и официант, причем с достаточно явной целью, ибо уже оба были растрепаны. Увидев Мартина и Вика, они понимающе улыбнулись и поспешили оставить их вдвоём.
Официант даже похлопал Дайна по плечу.
- Удачи, ворчун, хорошие связи заимел,- после чего оба окончательно скрылись, оставляя Мартина сжимать кулаки.
- Очень смешно,- выдохнул в конце концов, поворачиваясь к Вику.
- Кажется, я присоединюсь к тебе с выпивкой. Заодно расскажешь что ты там хотел сказать, имея ввиду, что я из-за этого?

+1

20

Конечно, его не послушали. Мартин ничего не сказал, более того, он даже не взглянул на него. Он спокойно опустился рядом, взял пальцами его лодыжку и, аккуратно осмотрев ее, начал массировать, после выдавливая из тюбика мазь и втирая ее в кожу.
Как взрослый с подростком, ей богу. Выдыхая, Вик опустил голову и сжал край лавки. Чертово дежавю. Последний раз его нервозность оборачивалась такой разговорчивостью, кажется, еще при отце. Ладно, не совсем, были еще моменты. Но ситуация слишком напоминала те дни. Потому что отец точно также делал вид, что не замечает его состояния, и, игнорируя весь этот выплескиваемый поток слов, просто делал то, что следовало.
Снимая парализацию с сознания, мысль растекалась внутри неприятным покалыванием. После нее становилось зябко. Хотелось снова передернуть плечами, согнать ощущение, но Маккей просто сидел на месте и, чуть сжимая губы, следил за перебинтовывающими его ногу пальцами. Те явно знали свое дело. Чуялся опыт.
Вик думал о том, что он капец как устал за сегодня, и не мог понять, почему так. Мартин был сложным клиентом, но, если честно, у него были дни и гораздо хуже. Порой он копался в такой грязи, что эмоционалка вообще отключалась. Но сейчас он просто чувствовал себя вымотанным. И ему было неловко. За этот день он не раз приписывал Дайну проблемы с самоконтролем, но в результате все свелось к тому, что тот контролировал себя куда лучше него самого. Паршивый из него выходил куратор. Дайн явно заслуживал получше.
Вик уже сознавал это. Не только понимал, но и чувствовал. Мартин не строил из себя жертву обстоятельств, не разрушал жизни близких людей, не пытался кого-то винить в своих проблемах, не говоря уж о том, что он ничуть не был похож на ту мразоту, с которой Маккей не раз сталкивался по работе. Нет, он похоже был хорошим парнем, получившим нехилый удар под дых от мира и из-за него оступившимся. Наверное, он был и хорошим копом. Хорошим отцом. Хорошим мужем. Мартин был тем редким человеком, который действительно заслуживал второго шанса. И работой Вика было его ему обеспечить. Блин, да он в лепешку готов расшибиться, чтобы вытянуть такого человека из того блеклого подобия прежней жизни, которую он вынужден вести из-за единственной ошибки.
Так что же он делает?
Натянув, как обещано, нормально севший носок, Вик подтянул к себе кроссовок, хмурясь своим мыслям и потирая ладонью шею. Рука там и замерла, когда он вскинул взгляд, услышав последние слова Мартина.
Стоп. Что?
-Я никуда не собираюсь исчезать. - смотря пристально снизу-вверх на поднимающегося Дайна, Вик наконец точно очнулся. Скользнув быстро пальцами по глазам, он пихнул ногу в кроссовок и топнул ногой, чтоб тот сел окончательно. - Слушай, у меня был тяжелый день, и да - наверное, я сейчас не особо похожу на того, кто может тебе чем-то помочь. Но я, правда, могу, Мартин. И никуда не уйду, пока не сделаю это, даже если ты пообещаешь меня переломать обе ноги.
Вик поднялся, смотря на Дайна, убирающего мазь в свою аптечку, и только сощурился, не поняв и собираясь спросить, за что тот собственно собирался извиняться, когда дверь за спиной внезапно открылась. Оглянувшись, он увидел двоих парней, в одном из которых смутно припомнил и узнал бармена, поставившего перед ним выпивку. Татушка на руке выдала. На руке, сжимавшей чужую талию и прижимавшей к себе запыхавшегося, судя по форме, официанта, в явно не дружеском объятии.
Маккей поднял брови, глядя на тормознувших и уставившихся на них визитеров. Однако облом, парни. Уголок губ сам дернулся вверх. Ситуация казалась комичной ровно до того момента, пока те, пораскинув мозгами, кажется не пришли к каким-то своим выводам и вдруг сами почти синхронно не заулыбались.
Секундочку..
Вопрос сам собой лез на губы, и Маккей приподнял руку, собираясь уточнить, насколько далеко в темнющие дебри угнала чужая мысль, когда один из парней, панибратски хлопнув Дайна по плечу и выдав какой-то сомнительный комментарий, вытолкнул второго за дверь, захлопывая ее также резко, как открыл как будто меньше минуты назад.
Маккей помедлил и обернулся к Мартину.
-Это что было? - наконец спросил он и тут же зацепился взглядом за сжимающиеся в кулаки руки. Мысль как об стенку разбилась и слилась к прошлым упущенным моментам, начиная складываться в цепочку. Вик поднял глаза на лицо Дайна, пытаясь прочесть его выражение. Ему что-то подобное сегодня уже говорили, да? Так его это взбесило? Ну, понять можно, хотя лучше разобраться в причине. Если тот так на двух мужчин вместе в принципе реагирует, не смотря на свои слова днем, лучше об этом знать. Но это немного позже. Сейчас просто нужно дать Дайну понять, что ситуация того не стоит. Маккей шагнул к Мартину, коснувшись его предплечья, и дружелюбно усмехнулся. - Расслабься. Эй, если для тебя так важно, что говорят вокруг, может, мы тебя в церковь на добровольные работы отправим? Там ты быстро святошей станешь, чтобы соответствовать.
Глаза давали понять - шутит. Пальцы легко потрепали и отпустили. Вик отступил на шаг, пихая руки в карманы узких джинс - ок, сюда он так точно больше не одевается, понял все - на губах еще угадывался намек на улыбку. В голове звучало чужое "ворчун", не давая ей сойти окончательно.
Он приподнял брови и помедлил с ответом.
-То есть, ты скоро заканчиваешь? Никакого алкоголя на работе, ты же понимаешь? - во взгляде вопрос, внимание и предупреждение. Тут Вик собирался быть категоричным. Пока не был решен вопрос с работой Дайна в клубе, дискредитировать самого себя он ему не позволит, чтобы в этом месте не считалось нормой. Пусть привыкает к правилам заранее. Через пару секунд Вик впрочем уже сморщился, закатывая глаза. - И не смотри на меня так. У меня другая ситуация. Я, считай, всегда на работе, но мой официальный рабочий день закончился несколько часов назад. И, ок, я тебя подожду. Только не здесь. Там. - поджав губы в простой улыбке, Маккей мотнул слегка головой в сторону двери, из-за которой гремела музыка. - Тыщу лет в клубе не был.
Как бы Дайну не хотелось, чтобы Вика никто не видел и не слышал, позволять запирать себя в темной каморке он ему точно не собирался. Пусть учится игнорировать мнение идиотов, ему еще через кучу предубеждений, имеющих под собой куда более прочные и реалистичные основания, пробираться придется. А проблем Маккей ему не создаст. Ему просто нужно было стрясти напряг, и танцпол был для этого отличным местом.
Конечно, пить с Мартином было нифига не профессиональным решением. Но, пораскинув мозгами, Вик пришел к выводу, что у них итак все складывается нестандартно. А игнорировать добровольный порыв Дайна поговорить он не мог. Кроме того, алкоголь был слабым местом для многих бывших наркоманов, и Маккей собирался посмотреть, как Мартин будет себя вести, выпив.
И, блин, Вик сомневался в том, что сам не закажет вторую бутылку, если это поможет хоть как-то Дайну начать раскрываться.
Сейчас он просто стоял и ждал его реакции.

+1

21

- Ты-то как раз похож на того, кто меня вытащит, а вот я, кажется,
тебя нервирую
- честно ответил, смотря на это чудо. Сейчас решительность Вика вызывала умиление, будто щенок строил из себя  злую, охранную собаку. Захотелось даже потискать его за щеки. При этом, Мартин был уверен, что Вик точно поможет ему, вопрос только в чём? Найти новое место работы? Деньгами? Рекомендациями?
Мило, конечно, но...
Замер, вспоминая, как сладко ему спалось, когда обнимал Маккея. Вот с чем точно может помочь Вик, так это с избавлением от кошмаров. Правда, вряд ли с этим вопросом он сможет обратиться к Вику.
А ещё коллеги со своими шутками... Маккей решил их поддержать, успокаивая Дайна одновременно.
Шумно выдохнул, смотря на своего куратора
- Мне далёко до святоши, так что это плохая идея - пихать меня в церковь. Что же касается невысказанного твоего вопроса, то я нормально отношусь к отношениям между двумя мужчинами. Меня просто раздражает, когда тебя пихнули в мои любовники, даже не разобравшись. Я тогда у себя пошутил, но не думал, что все так отреагируют сами. Надо мной с Дэвидом тоже порой так шутили. 
Сел на скамейку, вспоминая все те намёки, которым им пришлось выслушивать с Дэвидом. И как тот от этого всего обаятельно отшучивался. Снова по сердцу резануло, а в углах зашевелились тени.
Голос Вика вытащил его наружу. Кажется, тот решил включить куратора, Мартин хмыкнул, а потом тихо рассмеялся.
- Смена закончится через час. Посторайся до этого времени не влипнуть ещё во что-нибудь и сильно не напиться. Я тебя лучше в другой бар отведу. Там тише.
Воспоминания о друге напомнили и про их любимое место. И Дайну захотелось и Вику показать это место.
И пусть тот подумает, что Дайн таким образом хочет сбежать от чужого мнения, но Мартин просто не хотел общаться с Виком в этом клубе. Смешивать работу и личное... Не в данном месте, где в случае чего все сказанное могли использовать против тебя.

Через час переодетый в джинсы и футболку Мартин, подошёл к танцующему Вику.
- Ещё не передумал?

Отредактировано Martin Dine (2019-05-27 18:27:24)

+1

22

Вик смотрел на Мартина и не знал, что и думать. Тот уже взял себя в руки, так быстро, что Маккей и вовсе упустил момент перехода от состояния "я порву их на клочки, если они еще раз скажут нечто подобное" до "почему ты на меня так смотришь?"
Он казался слегка усталым, и становилось ясно, что достают Дайна в клубе отнюдь не только пересуды за спиной и брошенные в глаза сомнительные шуточки. Но он уже был собран и, блин, кажется читал его мысли. Вик только моргнул, когда Мартин озвучил свое отношение к гомосексуальным связям, настолько невыразительно, насколько смог сморгнул. Ничего не сказал, хотя, возможно, должен был улыбнуться и отметить - отлично. Отлично, в плане потому, что отсутствие предубеждений это вообще хорошо. Потому что подопечного положено хвалить за любые мелочи, это вселяло уверенность и создавало ощущение поддержки. Располагало. Психологические штуковины.
Совсем не потому что Вик в очередной раз завис, наблюдая за тем, как тот смеялся. Мартину это настолько шло, что он даже в первый момент не задался вопросом, что собственно у Дайна вызвало смех. Просто прифигел чутка, чувствуя, как от этого низкого звука по телу поползли внезапные мурашки, и честно простил себя за них. Нужно было быть слепым и глухим, чтобы никак не реагировать на Дайна. Да, неуместно, но Мартин выглядел как долбанный киноактер, епрст, с этой магнетической силой внутри, которую включал то и дело по одному щелчку, и..
Вик еще раз сморгнул и нахмурился. Стойте, это он над его словами смеется? Прекрасно, просто прекрасно.
Реальность вернулась резко, со множеством матюгальников в собственный адрес, и Вику стоило большого труда, чтобы удержаться и не запустить руки в волосы, ругнувшись громко и вслух. То, что Мартин было наркоманом, как-то перекрыло для него то, что Дайн был когда-то отличным, судя по досье, копом. Внимательным, с хорошими инстинктами и походу в легкую читавшим по лицам. Маккею вообще на эмоциях сложно было справляться со своей мимикой, она от природы у него была выразительной и подвижной, и только опыт с выработанной привычкой держать себя в руках помогли ему вырасти из экспрессивного подростка в профессионала, способного оказывать психологическую помощь и общаться с теми, кто чутко ловил любое отношение в свой адрес. Но, конечно, ему свезло столкнуться именно с тем, кто не только по какой-то причине умудрялся выводить его из колеи, но и при этом сканировал вполне возможно также легко, как.. да, как отец когда-то.
Слишком. Это все было слишком для одного дня. И, плюнув на напутствие - ха-ха, очень смешно - Мартина, в первую очередь, выйдя из подсобки, Вик снова оказался у бара, опрокидывая в себя очередной шот. Бармен уже был другим. Он заметил это краем глаза, переворачивая вторую рюмку, краем мысли - задел то, куда делся и чем занимался сейчас по всей видимости его предшественник, и потянул с плеч свой дорогущий пиджак, плюя на все окончательно. Положил его на стойку и с коротким "последи" решительно направился в сторону танцпола.
Мартин вспомнил своего напарника, и это был прогресс. Вик видел, как потемнело на миг его лицо, слышал, как изменился голос, и все это было хорошо. Это нельзя было упускать. Теперь он совершенно четко понимал, что ему нельзя уходить. Ему было нужно прийти в себя.
Алкоголь облегчил движения, но справиться с мыслями ему не удалось. Их хотелось вытрясти, буквально, избавиться от той кучи несостыковок, об которые сегодня споткнулся, забыть о сковывающем нервы напряжении, как о случайности, которая никогда больше не повториться, выкинуть картинки прошлого из головы, готовые, как красками, налиться чувствами, от которых до сих пор не удавалось избавиться. Они норовили ожить, и ему нужно было движение, чтобы сбежать от них. Вик хотел, чтобы громкая музыка переорала его мысли.
Хлопок в ладони, и он поднял руки, двигая бедрами в ритм. Яркая улыбка, он уже кого-то обнимал, локоть скользил по чужому плечу, взгляд охватывал фигуру, тело подстраивалось, разделяя момент и движение. Пожизненная неуклюжесть, рожденная из его порывистости, в танце почему-то всегда терялась. Неизрасходованный внутренний движняк, собственная неугомонность всегда подталкивали тело реагировать на музыку, делали его на удивление пластичным. Сотню лет назад Вик был тем идиотом, который срывался пританцовывать даже на мелодию на мобильнике. Он и забыл, насколько ему нравилось быть тем идиотом.
Пальцы собирались в непонятные жесты, руки и плечи ловили бит, пропускали сквозь себя покачивающейся волной, губы двигались, вторя словам популярной песни - ему удалось наконец-то совершенно не думать. Ни о Мартине, ни об отце, ни о чужих взглядах, он просто веселился, отдавался ритму и танцевал. И точно также, не думая, услышав окликающий голос и почувствовав руку на своем плече, развернулся и привычно потянул подошедшего Дайна к себе за талию ближе. Только секундой позже искрящаяся улыбка исчезла, в глаза скользнула осозналка, и пальцы разжались.
-Что? А, ага. Я сейчас.
Повысив голос и наклонившись к Мартину ближе, чтобы расслышал, Вик извернулся, проскальзывая мимо него и пробираясь к бару. Его пиджака на месте не оказалось, но взгляд не успел потеряться, бармен извлек его откуда-то из-за стойки, приметив Маккея, и протянул ему, сказав что-то, что тот не расслышал.
-Спасибо.
Он кивнул, зажимая пиджак локтем - все еще было жарко. Встретив на полпути Дайна, он направился с ним к выходу, свернув за ним следом не к центральному, а другому, для персонала. Ну ок, пусть. Они вышли в какой-то переулок, и ночной холодок сразу же прилип к голым плечам. Вик накинул на них пиджак, просто сверху, не продевая руки в рукава. Дыхание еще до конца не восстановилось, и он вдохнул полные легкие, тут же пожалев об этом - переулок не отличался приятными запахами. Выдохнув с мимолетной гримасой, Маккей потянулся за сигаретами.
-Ты не против? - спросил, уже прикурив, и мысленно от себя же отмахнулся, оглядываясь и выдыхая дымок. - Куда пойдем?

+1

23

Пару секунд ошалело смотрел на танцующего Вика, понимая, что немного завидует этой безбашенной естественности, и что его просто завораживает эта искрящаяся улыбку и блестящий взгляд, делающие Вика ярким.
И вот нисколько не похожим на социального работника, обещающегося с наркоманами. Скорее этакий киноактёр на вечеринки.
Мартин уже готов был извиниться, чувствуя себя виноватым из-за того, что эта искренняя улыбка пропала.
Наверное, стоило остаться здесь... Ему не понравится в баре...
Но он так и не извинился, просто пошёл за ним, чувствуя себя нашкодившей собакой. Эти ощущения злили, и Дайн сжал кулаки, стиснув на пару секунд зубы.
Маккей же не виноват в том, как себя чувствует Мартин.
Пиджак нашелся и можно было идти. Дайн повел куратора через служебный вход, чтобы сменщик не видел с кем уходит мужчина. С него сейчас хватило бармена. Повезло же Маккею придти именно в ту смену, когда работают практически геи и би.
Заметил гримаску Вика, и снова чувство вины захлестнуло.
- Конечно, кури, - пару секунд думал, а потом подхватил Вика под руку.
- Тут есть одно место из моей прошлой жизни. Там тихо и можно будет поговорить.
Потащил Вика за собой. Почему-то захотелось именно так под руку войти с этим парнишкой в этот барчик.
- Кстати, ты круто танцуешь. Надо будет вместе потанцевать. - он уже взял себя в руки, тем более огни вывески родного бара как-то настраивали на определенное настроение. Когда-то они договорились, что оставят плохое настроение за стенами этого места.

Бар встретил их запахом мяты и апельсинов, уютными пледами и свечами. Прям романтик. Мартин замер ненадолго, ибо атмосфера была необычной, с другой стороны отступать уже нет смысла.
- Прошу, - отошёл, приглашающе пропуская Маккея внутрь.
- Если что, плачу я. подошёл к бару и взял меню, после чего увел Маккея за дальний столик, но не за тот, за которым они сидели с напарником. Пора было отпускать и эту часть прошлого.
- Виски с яблочным соком, пожалуйста. - сделал заказ, а потом посмотрел на Вика
- Чтож, о чём хочешь поговорить?

Отредактировано Martin Dine (2019-06-02 12:55:32)

+1

24

Странное поведение Мартина отвлекло Маккея на себя. Во-первых, он был чертовски мил и вежлив и разрешил ему курить. Вик ожидал, что его вопрос скорее проигнорируют, сопроводят тяжелом взглядом или усмехнутся, так что на ответ он в легком удивлении вскинул брови. Во-вторых, на секунду ему показалось, что Дайн чем-то раздражен и, если к этому он был еще как-то готов, то то, что тот явно пытался это скрыть, отметилось. Мартин очевидно старался не срываться больше на нем, и Вику даже подумалось, что  у его приступа в подсобке были свои плюсы. Он помнил ремарку Дайна про то, что он нервничает в его присутствии, на которую в тот момент Маккей предпочел не ответить, чтобы замять тему. Видимо, заставлять его нервничать Мартин не хотел, и это было чертовски очаровательно и грело.
То есть внушало оптимизм на тему их будущих, полностью профессиональных взаимоотношений. Да.
Мысли чутка подзависшего Вика пропали все, как одна, когда его вдруг взяли под руку и повели за собой. Взгляд влип в стенку переулка, а в следующую секунду Маккей поперхнулся дымом, закашлявшись.
-Все окей. Я в поряде.. - сразу взмахнул он рукой, сжимавшей сигарету, чтобы взгляд Мартина не дай бог не завис на нем на чрезвычайно лишние секунды. На всякий случай, он все же в срочном порядке попытался лишить свое лицо всякого выражения, перенимая навык у кирпичей, на которые уставился минуту назад, и задал вопрос, отвлекая внимание Дайна от себя:
-О, так ты там давно не был?
А тот сказал, что он круто танцует. И, более того, предложил повторить - вместе. Это окончательно вогнало Вика в ступор, и всю дорогу до бара он молчал, пытаясь понять, что к чему, почему и пытаясь убедить себя, что ни к чему и не почему, а просто так. И не ляпнуть что-то вроде: "чувак, если ты еще и танцуешь..!"
Затянувшись в последний раз, он щелчком отправил окурок в урну, оправил на себе пиджак и зашел следом за Дайном в раскрытую дверь.
А потом, стоя на пороге, просто старался не смотреть на Мартина. Все из-за этих дурацких мыслей, ей-богу. Он понимал, что Дайн здесь давно не был, и что наверняка обстановка в баре сотню раз поменялась, и это вообще все дикий произвол разных случайностей, но поделать с собой ничего не мог. В его слегка плывущий от алкоголя мозг настойчиво, ехидно посмеиваясь, лезла мысль, что это очень. правда. похоже. на свидание.
К счастью, Мартин ступил вперед первым, и Вик спешно протер рукой дергающийся глаз, склоняя голову и проходя в бар, только лишь чуть сжимая плечи на это "прошу" и уж слишком внимательный, хотя и совсем-не-похожий-на-ухаживающий жест. Он, конечно, оценивал все адекватно и все еще довольно трезво, но стебущееся подсознание делало чутка дерганным, и если Дайн ему сейчас отодвинет стул, он точно отсюда сбежит.
Не отодвинул.
Переводя дыхание, Вик сел и протер лицо руками, задерживая сложенные ладони у переносицы. Он попытался заставить себя мыслить здраво. Мартин пошел навстречу, давая им шанс познакомиться и поговорить, и просто вел себя вежливо, наверняка из-за самого Маккея. Возможно, где-то он был слишком вежлив, но наверняка просто потому, что не знал как себя вести и, возможно, просто давно ни с кем никуда не выходил или вообще - нормально не общался. За сегодняшний день у Вика уже возникала мысль о том, есть ли у Дайна хоть кто-то из близких друзей или просто из тех, с кем можно было поговорить. Ведь с семьей он потерял почти всякий контакт, его напарник, явно занимавший когда-то большое место в его жизни, умер, и, судя по тому, что он увидел и услышал, в клубе приятельства он тоже ни с кем не завел. Мартин вообще создавал впечатление человека, закрывшегося ото всех. Так что его поведение вполне естественно и нормально с учетом обстоятельств. А вот он сам как раз реагирует необычно.
И думать почему, а точнее признавать сейчас очень не хотелось. Впервые Вику подумалось, что пить с Мартином не такая уж хорошая идея совсем не по тем причинам, что лежали на поверхности, а из-за того, как он порой вел себя спьяну с людьми в разы менее привлекательными, чем Дайн.
Вик закрыл глаза. Он не называл только что в мыслях Дайна привлекательным. Стереть.
О господи.
-Нет! - в раз распахнув глаза, уронил руки на стол, и попытался сгладить. - То есть, я твой куратор, и если уж ты пьешь в мою смену, платить за это буду я.
Скупо улыбнувшись, Вик отвел глаза, поднимая взгляд на официанта и чуть кивая ему.
-Разливного светлого какого-нибудь.
Да, мешать алкоголь - не лучшая идея, но у Маккея организм и не к такому привык. Не повод для хвастовства, но что есть, то есть. Поддержать Мартина стоило, но ему и правда лучше свести к минимуму возможность надраться.
Снова взглянув на подопечного, Вик с чуть неловкой улыбкой подвинул к себе меню.
-Есть не хочешь? - пальцы скользнули по заламинированной странице, взгляд мельком пробежался по строчкам. Собравшись с мыслями, он снова поднял глаза. - Ты ходишь на анонимные встречи?

+1

25

Все мысли Вика были закрыты от Мартина. И это было просто прекрасно. А то Дайн развернулся бы и ушел, отказываясь от кураторства.
С него хватило прошлой попытки наладить отношения с обществом.
Или бы не ушёл?
Окинул задумчивым взглядом шагающего рядом Маккея, и отметил, что кое-кто странно все таки себя ведёт. Боиться что ли? подумал, и тут же отбросил эту мысль. Вряд ли куратор боялся бывших наркоманов. Иначе бы не был куратором. Вот только... Ну не вязался Маккей в этом обличии с кураторством. В их первую встречу, окаченный водой он как-то был ближе ему, чем сейчас.
Тихо вздохнул, отбрасывая лишние мысли. Зачем гадать, если сейчас они поговорят, и он получит ответы на вопросы. Возможно.
Мартин привык, что на вопросы подопечных кураторы не отвечаю.
Бар, конечно, поразил. Дайн чувствовал себя несколько неуютно.
И понимал, что из-за этого может сейчас опять начать выдавать ненужные перлы, на которые Вик так мило реагирует.
Как он сейчас подумал? Покраснел и чтобы убрать смущение сердито сверкнул глазами на Вика.
- Уверен, что это хорошая идея - спаивать подопечного? Может лучше я сам...
Скептически глянул на заказ парня. Интересно, не придётся ли потом это чудо...вести домой?
А вопрос про поесть вызвал умиление, и расплылся в улыбке, тут же убирая ее.
- Нет, есть не хочу. И на встречи хожу. Хотя там пару раз были такие странные люди, что даже расхотелось на них ходить. Но надо. - вздохнул, сцепляя пальцы, а потом подкладывая их под голову, смотря на Вика грустно.
- Знаешь, там есть одна девушка, которая каждый раз уходит с новым кавалером. Такое ощущение, что она наркотики на секс променяла.
Принесли заказ, и Мартин сделал глоток виски.
- Вик, о чем ты говорил с моим боссом? Мне это будет грозить чем-нибудь?- конечно, Маккей уже сказал, что разговор прошел нормально, но все таки хотелось ещё раз услышать, что визит куратора не принесёт ему проблем.
- Ну и ещё интересно: ты ко всем так в гости и на работу ходишь?

+1

26

Вик поднял глаза, и меню упало из пальцев на стол. Мартин хмурился. Опять. Да что он не так сделал на этот раз?!
-Чувак, твои бровии.. - застонал, не выдержав и спрятал лицо в ладонях, протирая глаза. Отнял руки также резко и оперся на стол локтем, подаваясь к уже сидящему как ни в чем не бывало Дайну и ткнул в него пальцем. - Прекращай. Сейчас же. Помнишь? Улыбайся. - показал как, растянув губы и махнул ладонью в сторону своего лица. Мартин казался каменной глыбой, и у Маккея зачесались руки, чтобы в нее потыкать и самостоятельно вылепить на его лице нужное выражение. Серьезно, он бы так и сделал, если б не был почти стопроцентно уверен, что это будет стоить ему пальцев.
Со вздохом откинувшись на спинку скрипнувшего стула, он обернулся, отвлекшись на подходящего официанта.
-Я не спаиваю, я тебя контролирую. - поднял палец, наставительно исправляя его ошибку и, мельком взглянув, уже было начал отворачиваться, но тут же посмотрел снова, меняясь радостно в лице. - Вот, умеешь же! Эй, я все видел!
Вик засмеялся, смотря, как Мартин делает вид, будто не улыбался только что. Напряжение слетело само собой, и на душе как-то удивительно просветлело. Словно в затхлом подвале наконец-то помыли окна, и туда впервые за долгое время пробились солнце и свежий воздух.
После пропажи отца такое случалось редко. Последние годы походили на непрерывный забег, он все время пытался что-то успеть, подготовиться, не дав жизни еще раз застать себя врасплох. Старался стать как можно лучше, все время повышая квалификацию, а после завершения обучения с головой ушел в работу. Он почти из нее не выбирался, не мог, как другие, уйдя из офиса или чужой квартиры, оставить все позади, потому что знал, что происходит за закрываемой дверью. Чужие проблемы были его собственными, и, ок, наверное, у него не было собственной жизни, и это было фигово и жалко. Но иначе не получалось. Сидя периодически в баре и пытаясь скинуть как-то постоянный прессинг, Вик чувствовал растерянность и не мог избавиться от мыслей, что теряет время. Он не умел ничего не делать. Даже навещая мать, он со стыдом ловил себя на том, что не может выкинуть из головы тот случай, которым занимался, чтобы просто провести время вместе. Не мог нажать на паузу.
И вот сейчас настрой веселыми искрами вспыхивал внутри, зажигая искренностью глаза и возвращая что-то старое и забытое, пробуждая в нем ту сторону личности, которая заснула, казалось, очень давно. Видеть, как Мартин не удерживает суровую маску, и сквозь нее пробивается что-то человечное, было потрясно и внушало почти детский восторг. Точно он был мальчишкой, заставившим случайно ругнуться учителя. Это подначивало.
Принимая бокал с пивом, Маккей еще улыбался, чувствуя, что Мартин больше не кажется ему таким ужасающим. Словно он внезапно обнаружил, что угрожающе скалившийся зверь может игриво носиться за своим хвостом и сопеть, как большой щенок.
Сравнение заставило его фыркнуть, сбив пенную шапку на бокале с пивом, а потом рука дрогнула, и он только по счастливой случайности не пролил ничего на себя.
После недавних мыслей заговоривший о сексе Дайн точно погладил его по загривку, притом против шерсти. Вскинув на Мартина быстрый взгляд, чтобы убедиться, что тот точно не телепат, а он, упаси боже, не был настолько очевиден, Вик отвлеченно отметил, как сердце что-то резко шибануло вдруг о ребра. Он что, волнуется? То есть - из-за этого? Из-за разговора о сексе?
О нет, он правда как школьник. Только не это. Вик ненавидел себя в свои школьные годы. Он был нервным неудачником.
Мартин, конечно, ничего в виду не имел и выглядел расслабленно, разве что смотрел как на неуклюжего идиота.
Заставив себя вернуться в свои двадцать пять, Вик отпил пиво и поставил его на стол, не отпуская бокал. Еще раз прогнав в голове чужие слова, включая на этот раз мозги, он поднял задумчиво брови, похлопывая чуть пальцами прохладное запотевшее стекло.
-Ну, в этом есть определенный смысл. Я не про то, что надо как ополоумевшему срываться в случайные связи, но, знаешь, секс сбрасывает напряжение. - он поднял глаза, надеясь, что они не говорят сейчас прямо - тебе бы не помешало, и спросил как можно более простым тоном. - У тебя есть девушка? Парень?..
Это был исключительно рабочий вопрос, осторожный только потому, что Вик не знал зыбкая ли это тема, и как Дайн среагирует на такой интерес к своей личной жизни.
Но черт.
Ощущение было двойственным, и Маккей не мог с этим ничего поделать. Обстановка была слишком интимной, а внимательно смотревший на него Мартин был.. тоже слишком. Вопрос казался совсем не тем, чем был на самом деле, и Вик через пару секунд опустил глаза, пряча за ресницами взгляд, надеясь, что его растерянность, удивительно сильно напоминавшая смущение, не слишком заметна.
Он снова откинулся на спинку стула и провел рассеянно ладонью по шее, радуясь, что Дайн сменил тему, хотя, услышав вопрос, он и невольно поморщился, поведя плечом, пытаясь сбросить воспоминания об облапывающем его взгляде в кабинете начальника.
-Нет. - подняв взгляд, он серьезно качнул головой. - Это нормальная практика, с учетом того, что у тебя на работе в курсе твоего положения дел. Я не говорил, что направление на проверку мы получили из полицеского департамента, так что никто не знает, что тебе предоставляют шанс вернуться на прежнюю работу. Твой шеф просто думает, что я слишком назойливый малый, пекущийся о твоей трезвости, и как-то связан с больницей. - оттянув уголок губ вверх, Вик опустил руку на стол и вздохнул, поднимая брови, все же спросив. - Мартин, ты же понимаешь, что клуб не лучшее место для тебя? Ты правда не хочешь вернуться?
По сути, если Дайн скажет нет, на этом они могут попрощаться. Это не патронаж от анонимной группы, его направили к Мартину с определенной целью. И Вик бы должен был это озвучить, но не стал. В глубине души он уже понимал, что ему плевать на то, что государство Дайн интересует только как бывший коп. Он хотел ему помочь в независимости от того, каким тот видит свое будущее. И он опасался, что, узнав все обстоятельства, Мартин от помощи сразу откажется.
Так что он в очередной раз нарушил правила, и сделал это без малейших колебаний. Мартин того стоил. Единственное, что вызвало внутри какое-то сомнение, так это то, что подобная недомолвка была очень похожа на вранье. Вик подсознательно чувствовал, что в отношениях с Мартином стоит быть предельно честным, иначе заслужить его доверие просто не получится. И просто.. врать Дайну почему-то не хотелось. Но, по всей видимости, у него не будет выбора.
На последний вопрос он пожал плечами.
-Когда требуется. Я не только с наркоманами работаю. Но да, обычно я стараюсь узнать все стороны жизни своих клиентов. То, что не видят дома, могут замечать на работе. Иногда даже близкие друзья не в курсе, что у человека какие- то проблемы, но при этом он может поделиться ими с малознакомым человеком. Это как пазл - чтобы увидеть картинку, нужно собрать как можно больше кусочков. - Вик снова взял пиво и, взглянув на Мартина, внезапно хмыкнул. - Хотя в большинстве случаев как раз с наркоманами так напрягаться не приходится. Они сами любят поговорить о себе и скрывают только то, что продолжают употреблять.
Его брови насмешливо дернулись, как бы говоря - ага, но не ты. Он хлебнул пива, размышляя о том, что ему действительно буквально всегда все присаживались на уши, рассказывая о том, что толкнуло каждого принимать наркоту, о своем несчастливом детстве, о том, как им тяжело приходится и что их не понимают. Все эти истории приходилось разгребать, чтобы выцепить хоть пару ценных фактов.
С Мартином все было иначе. Информацию из него приходилось вытягивать и очень чутко ловить случайные замечания. Сперва это напрягало, но теперь Вик чувствовал, что процесс его увлекает.

+1

27

Наклонил голову, смотря на улыбчивого Вика, и понимая, что ему нравится улыбка этого парня, она живая и заразительная. И этот блеск в глазах... Маккей действительно искренне рад тому, что Мартин улыбается.
От этого тянет улыбнуться ещё раз.
- Я, кажется, уже сразу выполнил то задание с улыбкой.- улыбнулся лукаво, но тут же улыбка сникла. Вопросы про секс его всегда напрягали. Воспитанный родителями старой закалки, он долгое время считал, что заниматься сексом стоит в темноте под одеялом и после свадьбы.
Конечно, потом часть из этих заблуждений исчезла, но все равно смущение оставалось.
- А ещё напряжение хорошо снимает спорт. Пятьдесят отжиманий, приседания, груша и прочее. После этого всего точно никакого напряжения. И нет, у меня никого нет.  - спокойно проговорил, беря виски и болтая льдом. Но внутри все окаменело. Он словно ещё раз пережил уход жены, которая решила, что он не выкарабкается из этого болота наркоты. Тогда и вскрылось, что по сути они были друг другу чужими людьми.
Глоток виски и трясёт головой, переводя взгляд обратно на Вика. Тот как раз говорил про визит к боссу. И Мартин пожалел, что вообще завел эту тему. Особенно, после слов про возвращение. Снова сцепил руки, кладя на них голову.
- Вик, ты же понимаешь, что к оступившемуся копу будет более пристальное внимание. Я устал от него. Но подумаю по поводу возвращения. Возможно, когда все будет лучше.
Да, он понимал, что клуб не лучшая работа. Он словно окончательно перешёл на темную сторону окончательно, но вернуться на работу в то место, где когда-то они работали вместе с Дэвидом, пока было выше его сил. Это была бы как попытка войти в одну и ту же воду дважды, вернуться в то время, когда он был счастлив было невозможно.
- Боюсь, про меня тебе мало что скажут. А наркоманы... Не знаю,
с нами они-то как раз были неразговорчивые. А хотелось бы...

Еле уловимо улыбнулся, делая ещё один глоток.
- Слушай, а ты не хочешь составить компанию в спортзале?

+1

28

У Мартина никого не было, и Вик запил пивом недоумение и желание спросить что-то неуместное, вроде "почему?" или "как так?", уточнить про секс на одну ночь и про это "никого", в которое вроде как парни тоже входили, раз Дайн не подчеркнул обратное. Все эти вопросы носили уже откровенно непрофессиональный характер, а он пока был еще слишком трезв, чтобы не суметь проконтролировать собственный интерес. Хотя и достаточно пьян, чтобы начать признавать его наличие.
Конечно, интерес был хоть и живой, но чисто абстрактный. И дело было даже не в том, что он курировал Мартина, а это исключало какие-либо отношения между ними, кроме как куратор-подопечный, ну и, возможно, дружеских - да и тут, скорее, если помечтать. Судя по ощущениям, Мартин итак шел на значительные уступки перед собой, пуская его несколько ближе. Большее ему навряд ли светило.
Было только странно сознавать, что хотелось. Маккей, конечно, не был таким закрытым человеком, как Дайн, но давно сам никого к себе не подпускал. Тесные связи всегда аукались чем-то болезненным, а по-другому у него не выходило. Друзья для него были второй семьей, а ради нее он был готов на что угодно. Это всегда проблемно, хотя бы потому что совсем не подразумевает взаимности.
И да, может быть, Мартин его привлекал не совсем как друг, но дальше пьяных мыслей это точно не пойдет. Дайн был совсем не из его лиги. Нет, Вик не страдал от излишней неуверенности, но привык трезво оценивать факты. И он прекрасно понимал, что у него ни шанса.
Чего он не мог понять, так это того, почему за время прошедшее с развода Дайна никто не предпринял активных попыток быть с ним рядом и дать ему то, что он, черт возьми, очевидно заслуживал. Хотя собственно, о чем это он. Может, предпринимали.
Просто Мартин по-человечески не был готов к новым отношениям и распугал всех, ощетиниваясь своими колючками. Ну что за дурак, а?
В общем, взгляд вышел слишком задумчивым. И он только глубоко кивнул, смотря в свой бокал и давая знак проходящему мимо официанту повторить заказ.
То, что Мартин готов был рассмотреть возможность возвращения в полицейский департамент было отлично. Большего и не требовалось. Он может с этим работать. Хотя от замечания про усталость что-то просквозило внутри, привычно, точно старое ранение в спину, между лопаток, обтекая холодком пустоту в груди.
-Не все копы такие безнадежные. Старик Кэмпбелл ничего. - отстраненно заметил, перемещаясь на стуле, и допил остатки пива, двигая стакан к поставившему новый рядом с ним официанту. Тот забрал.
Ноа Кэмпбэлл был, наверное, единственным тогда, кто не раздражался каждый раз, когда Вик заявлялся в участок и требовал ответов. Он терпеливо раз за разом рассказывал ему, как обстоят дела. И хотя от его сочувствующего взгляда он когда-то готов был взорваться, ему во всяком случае было не все равно. Вик и сейчас любил слушать голос старого сержанта в потрескивающем радио на своем столе.
Наверное, Мартин тоже был хорошим копом. Какое-то время Вик прикидывал время и дату перевода Дайна, пытаясь понять, знал ли тот его отца, и почему он сам не видел его раньше. Восемь лет назад?.. А сколько его дочери? Может, он брал отпуск? Или еще не был зачислен в штат?
Или Вик почему-то забыл? В это верилось с трудом. Когда-то Маккей знал всех в участке.
Прикрывшись бокалом, он лишь мельком глянул на Мартина, считающего что о нем ничего никто почти не говорит. Дайн бы очень удивился.
И только хлебнув, застонал невольно.
-Только не с утра, пожалей меня! - оперся локтем на стол, держа пальцами лоб. Но сразу уточнил, прямо глянув. - Но так без проблем.
Если Мартин судил по внешнему виду и думал, что он не способен на нормальную тренировку, то крупно ошибался. У него, конечно перерыв после последнего раза в тренажерке был и вряд ли сегодняшний пробег в нормальный зачет идет, но выносливость у него аховая, в ней Вик не сомневался. И что-то подстегивало, упрямое и дерзкое, сказать лучащемуся силой и своим накаченным телом Дайну - да вполне, без проблем. Он и сказал фактически.
Правда, припомнив про пятьдесят отжиманий, Вик как-то запоздало задумался.

+1

29

- Старик Кэмпбелл? О да, он ничего. Любил пончики. Мы ему банановые таскали. А ещё поучать молодёжь. Причём в молодёжь он вносил всех до сорока.
Воспоминания о коллеге вызвали улыбку. Мартин поймал себя на мысли, что он соскучился по товарищам из отдела, что стоит зайти туда, показаться им и узнать что-нибудь новое, возможно, даже о Дэвиде...
Воспоминания о напарнике, внезапно, не были такими болезненными. Мартин даже замер на пару секунд, осознавая это, а потом поспешил заказать ещё виски, предпочитая решить, что именно алкоголь помогает, а не присутствие рядом вот этого ясноглазого паренька.
Стон вызвал удивление, а уж когда Маккей согласился с ним ходить в спортзал. Это было предложено просто так, чисто по собственной прихоти, ну и может ещё потому, что всё ещё хотелось знать где та грань у Вика, как куратора.
- Серьезно? Ты реально готов со мной пойти?- недоверчиво посмотрел на Вика, а потом расплылся в улыбке снова.
- Слушай, ты чудо. Хотя и пугаешь таким энтузиазмом. Так что подумай, я пойму, если ты откажешься. И, если что, не считаю тебя хлюпиком. Просто сам же сказал, что стоит поговорить с теми, кто меня окружает. Так вот спортзал реально занимает много времени..
Не договаривает, оставляя за Виком право решать пойти или нет. А ещё он снова затупил, не зная, что можно спросить. Разве только...
- Ты знаешь старика Кэмпбелла... Как вы познакомились? Я догадываюсь, что это связано с твоей работой, но все таки... Кэмпбелл же год назад ушёл на пенсию. И счастлив где-то в пригороде этого города. Даже завидую ему.
Мартин одно время хотел уехать в пригород, но жена решила, что удобней жить в городе. Для дочери в первую очередь удобней. А сейчас, Мартин не мог никуда уехать, пока не пройдет полный курс реабилитации, который как раз включает Вика.
Осталось пол-года, а потом можно будет продать свою квартиру и уехать, наконец-то уехать.

+1


Вы здесь » Do not watch » флэшбеки » who is in control?